Новость общества

Психолог рассказал, что такое созависимость и почему женщины иногда не хотят, чтобы их мужья бросали пить

Психолог рассказал, почему женщины иногда не хотят, чтобы их мужья бросали пить

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

06.02.2021 в 15:13:00
3263

Также эксперт объяснил, почему возникает созависимость

Банальная житейская ситуация, коих, наверное, десятки тысяч: муж пьет, жена его спасает изо всех сил – водит по врачам, психологам, экстрасенсам, знахарям. Наконец, происходит чудо: мужик «завязывает», социализируется, находит приличную работу или открывает свой бизнес – в общем, становится самодостаточным человеком. И вот тут, как ни парадоксально, в семье начинается самая настоящая война: супруги выясняют, кто главный (раньше-то ввиду несостоятельности мужа главной была жена), ну а в процессе этого выяснения претензии часто переходят на уровень «не там сидишь, не так свистишь», что, в конечном счете, может привести к болезненному разводу.

Многие эксперты связывают подобное поведение с феноменом так называемой созависимости. Это состояние чаще всего рассматривается в разрезе взаимоотношений в семье, где один ее член страдает алкоголизмом, наркоманией, лудоманией или иными похожими заболеваниями, другие же, в свою очередь, испытывают патологическую зависимость от него. О причинах и различных аспектах этого явления корреспондент «Московской газеты» побеседовал с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

- Валерий Валерьевич, как можно объяснить феномен созависимости с психологической точки зрения?

- Эту ситуацию можно рассматривать в двух аспектах. Как мы с вами уже не раз говорили, человека делают человеком две базовые вещи: его жизнь в обществе, среди себе подобных, и речь, на которой, по сути, базируются высшие психические функции. 

Мы помним из наших предыдущих бесед, что человек рождается, по сути, с «чистым» сознанием, в которое общество через своих агентов (родителей) загружает социальный шаблон. В сенситивный период – до семи лет – ребенок некритично запечатляет шаблоны поведения, принятые в его семье: отношение к себе и окружающему миру, способы реагирования на те или иные ситуации. Затем, уже во взрослой жизни, человек эти шаблоны воспроизводит; то есть, если в его семье близкие относились друг к другу с любовью и уважением, он, скорей всего, будет демонстрировать такое же поведение. Если же папа поколачивал маму, или мама «сверлила» папе мозг – ребенок «впитает» именно такой шаблон.

Впоследствии, конечно, на шаблон накладываются определенные нюансы, связанные с личным жизненным опытом, шаблон, если можно так сказать, индивидуализируется, и появляется то, что мы называем личностью с ее уникальными особенностями.

Теперь, поняв глубинную механику процесса, рассмотрим  феномен созависимости. Объяснение его лежит в плоскости социального взаимодействия человека и социума, его зависимости от конкретных людей.

- То есть, получается, зависимость – это естественное состояние человека?

- Если подумать, зависимость – это первый опыт, который человек получает в детстве; причем она имеет двойственный характер. С одной стороны, без родителей ребенок просто не выживет. С другой стороны, живя вне социума, первичная ячейка которого – семья, ребенок просто не станет человеком в полном смысле этого слова. Известны случаи, когда человеческое дитя попадало в сообщество животных, росло там – и оставалось по уровню сознания животным. То есть, биологическое выживание человеку могут в редких случаях подарить и животные, но дар очеловечивания может преподнести только общество. 

Зависимость человека от общества и от вполне конкретных людей имеет очень много различных следствий. С одной стороны, она идет рука об руку с таким понятием как ограниченность моего личного ресурса, моя слабость, неполноценность. Оборотная сторона зависимости – моя благодарность, мой личный долг; иными словами, то, что я должен отдать за этот дар. Вот эти вещи как раз и лежат в основе социального феномена созависимости.

- Каким образом?

- По сути, как я предполагаю, созависимость возникает вследствие того, что человек пытается совершенно ненормальными, негодными способами адаптироваться к условиям внешней среды (в нашем случае это пьющий или употребляющий наркотики близкий родственник). Он вроде бы и приспосабливается, но только платит слишком высокую цену именно за этот вариант адаптации.

Как все происходит? Отношения в таких семьях напоминают пазл, когда недостаток одного является компенсаторным свойством другого. Например, созависимый часто несет негативный опыт из детства – что он слаб, недостаточно развит, недостаточно потентен, чтобы противостоять жизни в одиночку. Он чувствует неуверенность в себе, у него низкая самооценка, и в отношениях с алкоголиком (наркоманом) он выстраивает свой собственный микромир, в котором он спасает этого человека. И когда такой человек в созависимости начинает бороться с пороками другого, принимать живое участие в его судьбе, он, с одной стороны, обретает смысл жизни, с другой – позволяет своей самооценке подняться на приемлемый уровень. Наконец, он получает компенсацию своей неуверенности, так как зачастую занимает в таких отношениях доминирующее положение, манипулируя чувством вины у алкоголика или наркомана.

Если смотреть объективно – это очень странный способ адаптации, ведь, по сути, человек попадает в рабство к дурным наклонностям другого. Он становится зависимым от того, от чего зависеть не следовало бы. То есть, человек разменивает себя, весь свой потенциал на то, чтобы безрезультатно спасать другого.

- Почему безрезультатно?

- Потому что, пытаясь помочь, они зачастую применяют совершенно непригодные  средства для этого. Алкогольная и другие зависимости – это серьезные заболевания, которые необходимо лечить профессионально, используя весь арсенал медикаментозных и психологических средств. И тому, кто хочет избавиться от зависимости, действительно нужна поддержка близкого человека, но это должна быть помощь сильного и самодостаточного партнера – иначе никакого толку от нее не будет. А что мы имеем в случае созависимости? Тот, кто, по его собственному убеждению, спасает пропащую душу, сам одержим своеобразной манией и страданием, он сам нуждается в помощи. Понимаете? Вместо реальной помощи зависимому, вместо того самого дружеского «плеча», он может продемонстрировать только свою глубинную неуверенность и страх.

Результат, как правило, получается парадоксальный: создается некий порочный круг, где два нуждающихся в сторонней помощи человека только ослабляют друг друга. И ситуация чаще всего только ухудшается. Получаются совершенно нездоровые невротические отношения, где на поверхности декларируется попытка спасти, а на деле оба погружаются в пучину своих проблем еще глубже. На выходе же мы получаем огромную фрустрацию: и того, кто пытается спасти, и спасаемого.

- Можно ли говорить о том, что истинные внутренние мотивы созависимого «спасителя» зачастую отличаются от декларируемых?

- Как правило, да. Внешне могут декларироваться самые благие намерения, однако на деле, как мы уже говорили, это может быть попытка преодолеть свою дезадаптацию. Другой вопрос, что человек это не осознает, и вполне искренне считает себя спасителем; тем больнее ему разочаровываться в результатах своей деятельности.

- Поговорим о примере, с которого начался разговор: когда женщина изо всех сил спасает мужа от пьянства, и он таки спасается. «Завязывает», начинает социализироваться, работать, зарабатывать. После этого отношения вдруг резко портятся, в семье начинаются скандалы с выяснениями, кто главный. Нередко доходит до развода. Казалось бы, странно: когда человек безбожно пил, в семье сохранялся статус-кво. Бросил пить – семья развалилась. Почему?

- Думаю, дело как раз в расхождении внешних и глубинных мотивов «спасителя». Глубинный мотив, как мы уже отмечали – это попытка созависимого человека преодолеть свою дезадаптацию, неуверенность в себе, страх перед окружающим миром и самим собой. Когда зависимый и созависимый потакают слабостям друг друга, создается некий абсолютно замкнутый идеальный мир, в котором каждый из них может вполне сносно существовать с точки зрения психологического самоощущения. Однако надо понимать, что для созависимого это не просто эпизод, это целая жизненная стратегия, способ существования. Поэтому когда у одного происходит счастливое исцеление, у другого, по сути, разрушается целый мир! И человек, у которого вдруг отнимают этот устоявшийся способ жить, испытывает глубочайший стресс. Это гигантская нагрузка на его и так страдающую психику, необходимость отказываться от того, что так долго выстраивал и заместить это чем-то другим.

Конфликт с близким человеком в данном случае – это, по сути, способ защиты, попытка заново выстроить вдребезги разбитую картину мира. Иначе как объяснить нелогичную ситуацию – когда человек, вместо того чтобы радоваться исцелению близкому, испытывает только раздражение, злость, предъявляет какие-то претензии к своему партнеру? Только тем, что глубинной целью было не избавление близкого от болезни, а собственная компенсация. То есть, чтобы ситуация продолжалась вечно, и созависимый постоянно получал подтверждения своей важности и нужности.

Как мы помним, счастливым человека делает любовь и признание окружающих, которые можно получить только через служение другим. Вот созависимый в данном случае и убеждает себя и окружающих (и зависимого!) в том, что его миссия – спасение пропадающей души. Он счастлив в этом своем «служении». А тут раз – и все заканчивается. Смысл жизни уходит.

- Еще одна житейская ситуация: красивая женщина, находит себе распоследнего алкаша. Оправдывает его перед всеми, говоря, что он непонятый гений, который еще обязательно себя покажет. «Спасает» его до той точки, когда рядом с ним уже просто небезопасно находиться, бросает… и  в итоге находит себе точно такого же. Далее история с теми или иными вариациями повторяется. Как объяснить эту дурную бесконечность?

- Повторюсь: поведение человека во многом определяет заложенный в него в сенситивный период (до семи лет) социальный шаблон. Он представляет собой, как бы парадоксально это ни звучало, мощнейший безусловный инстинкт, только гораздо более глубокий, разнообразный и включающий в себя огромное количество нюансов и вариантов поведения, чем, например, древние биологические инстинкты. 

Если следовать по цепочке этих рассуждений, то напрашиваются очень интересные выводы. Обычно безусловные инстинкты противопоставляются сознательной (социальной) деятельности человека. Но ведь  «загруженный» в сознание человека социальный шаблон в своих проявлениях практически ничем не отличается от безусловного инстинкта. Шаблон довлеет над человеком, диктуя ему определенный порядок поведения в различных ситуациях. Действуя инстинктивно, люди, как правило, ведут себя неосознанно, но ведь и в рамках шаблона у них есть лишь иллюзия сознательного выбора (хотя сами они, как правило, считают иначе). 

- Так почему же шаблон диктует именно такой способ поведения? 

- Есть вариант объяснения, почему красивые и содержательные дамы иногда останавливают свой выбор на, скажем мягко, не лучших представителях сильного пола. Наш мир не населен героями, все люди так или иначе испытывают неуверенность. Многие мужчины, видя перед собой красивую женщину,  начинают, как говорят в народе, комплексовать – и не предпринимают никаких действий. При этом есть люди более простые, про которых говорят - «не замороченные». Они не рефлексируют, и добиваются успеха. Пусть это, как правило, временный успех, но все же факт остается фактом.

Уместно, думаю, поговорить и о том, что в последнее время «сбились настройки» гендерных ролей – мы с вами уже как-то касались этой темы. На протяжении веков мужчина считался добытчиком, а женщина хранительницей очага – такие роли были обусловлены уровнем развития общества и техники. Сейчас ситуация принципиально иная: мужчины и женщины могут, овладев теми или иными профессиями на равных обеспечивать семью. Да и домашний труд в значительной степени облегчился с помощью достижений научно-технического прогресса. Однако многим девочкам в семье с раннего детства по-прежнему внушается мысль, что ее главная социальная задача – удачно выйти замуж, причем под этим подразумевается, что она будет сидеть дома, а муж – содержать. Но тут шаблон вступает в конфликт с реальностью: многие современные мужчины считают такое положение дел несправедливым, они не готовы содержать женщину «просто так», ожидая от нее адекватного вклада в семейную копилку. И если человек не примет эту реальность, не адаптируется к ней – ситуация чревата серьезными внутренними конфликтами, которые могут привести к психотическим и невротическим расстройствам. Это, разумеется, не может не отразиться на выборе партнера.

Наконец, мне кажется, красота женщины – это не дар, а, скорее, проклятие. Именно внешние данные таких женщин подмечают и выделяют, именно на них переносят смысловое ядро – то есть, внутреннее содержание человека. Но красота, по сути, явление мимолетное, это как раз то, что от женщины не зависит. Ум, обаяние, эрудицию, навыки хозяйки женщина может развить сама, а красота – то, что дано от природы.

Многих дам, я полагаю, травмирует ситуация, когда вся их ценность заключается в том, над чем они не властны, а с другой стороны – постоянные апелляции к внешности как будто нивелируют их внутреннее содержание. Оно, в конце концов, обесценивается и для самих женщин, а все усилия они направляют на то, чтобы удержать красоту: косметические процедуры, тренировки, пластические операции. Все хотят быть востребованными как можно дольше, и данная ситуация их очень сильно невротизирует. Это, кстати, идеальный вариант для возникновения созависимости: внутренний страх что-то потерять или упустить делает женщину невероятно зависимой. Он дает ей смысл, что ее ценность не только в быстро проходящей красоте, но и в том, что она всю себя и свою красоту отдает служению во имя спасения человека.

- Нужно ли прекращать «токсичные» отношения, основанные на созависимости? И что вообще можно предпринять в данной ситуации?

- Вряд ли здесь можно дать универсальный совет – все зависит от ситуации. Если, например, человека искусственно вывести из таких отношений, забрать у него один смысл жизни – не факт, что будет возможность дать ему полноценную замену. Мы с вами как-то говорили, что показатель качества адаптации – фактор боли, страдания. Если человек страдает, если он испытывает дискомфорт в отношениях – значит, адаптация неудачная, нужно что-то менять. Ну а если человек счастлив даже в столь нестандартных условиях, если в семье всех устраивает такое положение дел, то зачем мешать? Мне кажется, здесь тот случай, когда применимо золотое правило: «Работает – не трогай!»

Автор: беседовал Алексей Нилов
ТеГИ
психолог, созависимость, женщины
Поделиться
Похожие новости