Новость общества

Россия — щедрая душа: как русский характер влияет на импортозамещение в лесной отрасли

Россия — щедрая душа: как русский характер влияет на импортозамещение в лесной отрасли

Фото с сайта karjalapulp

14.11.2022 в 15:41:00
2062

Лесопромышленная отрасль уже давно в списке пострадавших от действия санкций. На внутреннем рынке образовался переизбыток продукции после ограничения экспорта древесины и лесоматериалов, за счет насыщения снизилась цена на готовую продукцию, и ряд лесозаготовительных компаний вынуждены были прекратить свою деятельность. Кроме того, из России ушли иностранные производители лесозаготовительной техники, а заполнить нишу отечественными оказалось невозможно: все, что производят сегодня в России — это трелевочные тракторы для ручной валки леса послевоенных лет

Все что имеем – тракторы советских времен

Тяжелее всего кризис в лесопромышленной отрасли отразился на предприятиях Северо-Запада, для которых экспортные поставки древесины и пиломатериалов в Европу были основным рынком сбыта. Под ограничения попали все основные категории товаров, которые поставлялись на экспорт, в том числе древесина и изделия из нее, древесный уголь, древесная масса, крафт-бумага и некоторые виды крафт-картона, мебель и ее части. Кроме того, страны ЕС ввели запрет на ввоз в Россию отдельных видов лесной продукции, включая пиломатериалы, древесные плиты, фанеру, бумагу и картон, а также продукцию машино- и станкостроения для лесной промышленности. Объём переработки древесины здесь сократился по разным данным на 20-30%.

По словам заместителя генерального директора группы компаний «Карелия Палп» Анатолия Артеева, из-за потери рынка произошло сужение спроса – внутренний рынок никогда не был рассчитан на такое количество лесозаготовки и лесопереработки.

«Мы еще со времен Советского Союза были ориентированы на экспорт, и это была абсолютно правильная парадигма развития, потому что у нас 1/6 суши, мы имеем один из самых больших запасов леса в мире, и мы — одни из лидеров по лесозаготовке в мире. В связи с потерей европейского рынка часть лесозаготовительных компаний вынуждена была прекратить свою деятельность. Ко всему прочему, отечественные лесозаготовители будут лишены возможности приобрести лесозаготовительную технику компаний John Deere, Ponsse или Komatsu? А российского производства форвардеров и харвестеров пока нет. Вместо колесных харвестеров многие лесозаготовители стали использовать гусеничные машины на базе китайских экскаваторов с харвестерной головой разных иностранных производителей. Сегодня отечественные компании – дилеры, такие как ООО «Трактородеталь Групп», ООО «Леспромсервис», ООО «Техноком лесные машины», продают готовые машины для лесозаготовки с харвестерными головами. Они вполне подходят для эффективной работы в российской условиях. В Вологодской области есть, например, несколько компаний с объёмом производства за 2 млн кубометров, которые достаточно давно используют для валки и раскряжёвки харвестеры на базе экскаваторов Volvo на гусеничном ходу в паре с импортными форвардерами. А вот с трелевочной техникой, в части форвардеров все сложнее», — говорит Анатолий Артеев.

По словам эксперта, российские предприятия сегодня не готовы производить высокотехнологичную трелевочную технику для лесной промышленности. Все, что пока может предложить отечественная машиностроительная отрасль – это трелевочные тракторы, сконструированные еще в советское время и предназначенные для трелевки леса, в основном, при ручной валке леса бензопилой. И если мы хотим импортозаместить современную лесозаготовительную технику, нам нужны научно-исследовательские институты и серьезная научная база, которая могла бы сделать прорывные технологии в рамках уже существующих передовых технологий.

Развиваем производство «дружественных» стран

В Министерстве природных ресурсов и экологии Республики Карелия «Московской газете» сообщили, что снижение объемов производства по большинству показателей произошло не только на Северо-Западе, а по стране в целом, и в перспективе введенные санкции продолжат оказывать негативное влияние на отрасль. Так, в Республике Карелия за 9 месяцев 2022 года произошло снижение показателей по заготовке древесины на 19%, и по производству лесоматериалов продольно распиленных — на 22%.

По словам руководителя отдела анализа и развития лесопромышленного комплекса Минприроды Карелии Романа Петухова, в настоящее время заготовка древесины осуществляется по сортиментной технологии с использованием лесозаготовительных комплексов харвестеров и форвардеров, но здесь пока используется техника иностранного производства компаний John Deer, Ponsse и Komatsu. В связи с действующими экономическими санкциями лесозаготовительные предприятия испытывают сложности с приобретением новых лесозаготовительных комплексов, автодорожной и строительной техники, а также ремонтом и обслуживанием уже приобретенной техники иностранного производства.

«Работа лесопромышленного комплекса в значительной степени зависит от поставок высокотехнологичного оборудования для валки, обрезки, транспортировки и переработки вырубленной древесины. Налаживание собственного производства России можно назвать первоочередной задачей. В 2019 году между Минпромторгом России, правительством Карелии и белорусской компанией «Амкодор-Онего» заключен специальный инвестиционный контракт, на основании которого республика предоставила площадку для производства высокотехнологичной лесозаготовительной техники. На сегодняшний день собрано порядка 150 единиц форвардеров и харвестеров. Мероприятие по поддержке развитию производства этой компании включено в индивидуальную программу социально-экономического развития республики», — отметил собеседник издания.

«Конкурентов у нашей продукции на российском рынке нет»

Генеральный директор компании «Амкодор-Онего» Игорь Дроздов сообщил о планах в ближайшие несколько лет увеличить производство машин до 500 единиц в год, а доля комплектующих на белорусских харвестерах и форвардерах уже в следующем году должна приблизиться к 80%.

Сложности есть, в том числе кадровые, но проблему нехватки специалистов решают комплексно.

«В Карелии готовых специалистов для проектирования форвардеров и харвестеров нет, их нужно обучать, — говорит Игорь Дроздов. — Мы взяли на работу молодых ребят, студентов старших курсов электротехнического факультета ПетрГУ, чтоб не было советской истории, когда «вы пришли из вуза, забудьте все чему вас там учили». Мы хотим, чтобы ребята, продолжая учиться там, к этому процессу подходили с точки зрения того, что нужно здесь. И чтобы к моменту, когда они станут дипломированными специалистами это не был полуфабрикат, а был готовый инженер. Мы сотрудничаем с Петрозаводским лесотехническим техникумом, уже поставили туда две машины для обучения, и они начали готовить операторов на белорусские форвардеры и харвестеры. Раньше студенты проходили обучение на скандинавской и американской технике, а это совершенно разные системы управления».

Что касается комплектующих, то на сегодняшний день выпускаемые в Карелии форвардеры и харвестеры состоят из российских комплектующих примерно на 5-15% в зависимости от модели. Но в холдинге «Амкодор» проходят испытания или находятся в разработке почти все узлы, агрегаты и электроника на эти высокотехнологичные машины.

«В России всегда было проще купить импортную продукцию, чем производить свое – была возможность. У Беларуси такой возможности не было и наши предприятия уже давно развивают импортозамещение. Производителей, выпускающих продукцию, аналогичную нашей, на российском рынке нет. Есть предприятия, с которыми мы налаживаем сотрудничество для производства комплектующих, например, разработанных в Беларуси манипуляторов на форвардеры и харвестеры. На Северо-Западе РФ есть компании, готовые к сотрудничеству, у которых имеется необходимое оборудование и желание качественно работать. Это OOO «Велмаш С» в Псковской области, Петербургский тракторный завод, ООО «ВКР» — тоже в Северной столице, АО «АЭИ-Технологии» в Карелии», — отметил генеральный директор компании «Амкодор-Онего».

По словам Игоря Дроздова, Россия активно оказывает поддержку белорусскому предприятию. Так, порядка 500 млн рублей компания «Амкодор-Онего» получила от Фонда развития промышленности при Минпромторге России на закупку оборудования, правительство Карелии ежегодно субсидирует затраты в рамках инвестиционного проекта.

«У нас была альтернатива: строить завод в чистом поле или купить (что мы и сделали) обанкротившийся Онежский тракторный завод, точнее то, что от него осталось – несколько производственных цехов, находящихся в очень плачевном состоянии, административное здание и ряд станков еще советского производства. За это время отремонтировали один из цехов и часть административного здания, завезли новое оборудование, сейчас работаем на японских токарных станках Mazak, сварочных аппаратах Kemppi MIG для мобильной адаптивной сварки в автоматическом и ручном режимах, приобрели Трубогиб Tracto-Technik Tubomat, — рассказал собеседник «Московской газеты». — В настоящее время мы выпускаем две модели форвардера (6 и 8-колесные) и харвестеры. В перспективе планируем изготавливать лесопогрузчики и трелёвочные тягачи – 4 направления по 2 модели лесопогрузчиков и тягачей и 6 моделей форвардеров и харвестеров».

Игорь Дроздов добавил, что его компания идет к тому, чтобы к 2030 году обеспечить 100 % российского отраслевого рынка лесозаготовительной техникой: «Я смотрю на все это дело белорусскими глазами. У нас ресурсов не так много, как в России, и поэтому рачительное их использование стоит во главе угла. Россия – широкая душа, «эх, и туда денег дадим, и сюда дадим». Я выступал в профильном подкомитете при Совете Федерации, где обсуждалось развитие компетенции лесного комплекса. И когда я послушал выступающих передо мной с докладами был крайне удивлен. Потому что речь шла о финансировании разработок тех же форвардеров и харвестеров, но для «КамАЗа» и на комплектующих, которые уже недоступны. Понимаете, разработки продолжаются просто потому, что их не завершили. Наши российские коллеги идут по пути детских болезней. Мы уже эти болезни вылечили, прошли, забыли и уже даже поколение машин меняем, а они еще эту «ветрянку» только подхватили. То есть они еще даже не заболели ею. Зачем? Лучше эти ресурсы сконцентрировать на что-то конкретное. Например: вы, «Амкодор-Онего», занимаетесь разработкой лесозаготовительной техники — харвестеров и форвардеров, вам нужно вот это и вот это. «КамАЗ» – у вас производство автомобилей, вы эту тему развивайте в части лесовозов. России сегодня надо пережить турбулентность и выйти из нее нормально. Необходимо сконцентрировать внимание на тех направлениях, которые должны быть реализованы и закрыты».

Письмо Деду Морозу – тоже выход

Между тем, президент Союза лесозаготовителей Павел Субботин не слишком надеется на российско-белорусский проект и уверен, что в связи с запретом экспорта лесопродукции объёмы заготовки снизились, потребность в технике сократилась и российским лесопромышленникам должно хватить ранее приобретенной надежной иностранной техники. Тем более, что запчасти на нее всегда можно приобрести через третьи страны.

«Иностранная техника — очень надежная и срок службы у неё достаточно большой. Официальные поставки запчастей прекратились, но так называемый параллельный импорт никто не отменял. Да стало дороже, но это уже вопрос целесообразности, тем более мы уже за нескольких лет научились ремонтировать и изготавливать необходимые детали для работоспособности машин. Для того чтобы полностью заменить импортную технику, потребуется десятки лет. Такие гиганты как John Deere, Komatsu и Ponsse заходили на российский рынок ещё с конца 90-х. Не считая мелких производителей в российском лесу работает больше 10 тысяч единиц импортной техники, вот и посчитайте, сколько потребуется времени и вложений тому же «Амкодор-Онего», чтобы их заменить, учитывая сколько компания выпускает лесных машин в год», — говорит Павел Субботин.

По его мнению, сейчас главный вопрос, который должен волновать лесопромышленников — это сбыт продукции.

«Впереди зимний сезон заготовки, кто-то надеется на чудо и пишет письмо Деду Морозу, а кто-то усердно трудится и разрабатывает новые цепочки бизнеса. «Дружественные» страны не покупают по той цене и в том объёме, как это делала Европа, соответственно необходимо уменьшить себестоимость заготовки древесины, а это как раз может сделать «Амкодор-Онего», так как их техника дешевле. Да может быть не такая производительная, но повторюсь, сейчас нам и не требуется больших объемов. Возможно, в ближайшем будущем белорусским производителям лесной техники придётся конкурировать с Китаем, который уже активно адаптируется к нашим потребностям. И лично мое мнение – решать, кто заменит европейскую технику в русском лесу, будет наше правительство», — заключил президент Союза лесозаготовителей.

ТеГИ
Лесопромышленная отрасль, лес, импортозамещение
Поделиться
Похожие новости