Новость общества

Ученые и врачи заговорили об опасности новых эпидемий после COVID-19

Ученые и врачи заговорили об опасности новых эпидемий после COVID-19

коллаж «Московской газеты»

10.03.2022 в 19:15:00
2451

Высокие показатели смертности и инвалидизации пациентов от инфекционных заболеваний заставили Всероссийский союз пациентов заняться вопросом профилактики, лечения и реабилитации пациентов с менингитом. Сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов рассказал о том, почему менингококковая инфекция стала большой медико-экономической проблемой

— Ян Владимирович, почему риски новой эпидемии стали связывать с менингококковой инфекцией?

— На самом деле тревогу забил ВОЗ. В прошлом году организация выпустила дорожную карту по борьбе с менингитом, которая предназначена для всех стран мира. Цель ВОЗ – предотвратить более 200 000 смертельных исходов ежегодно. К 2030 году должно быть реализовано три ключевых этапа – ликвидированы эпидемии бактериального менингита, сокращено число случаев заболевания вакциноконтролируемых бактериальных менингитов на 50% и смертности на 70%, сокращены показатели инвалидизации, повышено качество жизни после перенесенного менингита.

— Почему пациентские организации в России занялись вакциноуправляемыми инфекциями?

— Анализируя то, как выполняется цель президента по повышению продолжительности жизни, мы увидели, что многие проблемы здравоохранения, связанные с жизнеобеспечением, не решены для детского возраста.

Назрел вопрос совершенствования национального календаря профилактических прививок (НКПП). В отечественном НКПП было 11 инфекций, ВОЗ рекомендует применять 15 разновидностей вакцин против тяжелых инфекционных заболеваний. Например, в США вакцинируют против 17 инфекций, в Германии -16, Великобритании и Франции – 15, Италии -14.

Сейчас активно во всем мире применяются современные комбинированные вакцины. У нас в основном пока используются вакцины, выпущенные в середине прошлого века. В России до сих пор используются живые вакцины, например, от полиомиелита. В случае ослабленного иммунитета в момент вакцинации мы получим заражение ребенка полиомиелитом и глубокого инвалида с параличом ног.

Некоторые прививки, например, от ветряной оспы, со временем исчезли из НКПП, хотя они предотвращали смертность от тяжелых заболеваний и распространение эпидемий.

Поэтому мы объединили на своей площадке ведущих российских иммунологов, ученых и врачей, представителей общественных организаций с тем, чтобы выработать обоснования для представителей законодательной власти о необходимости модернизации национального календаря профилактических прививок.

Этот вопрос поднимался с 2013 года. Благодаря усилиям пациентского и врачебного сообщества удалось решить его в течение года. В декабре 2021 года был выпущен приказ Минздрава «Об утверждении национального календаря профилактических прививок, календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям и порядка проведения профилактических прививок».

Утверждение НКПП стало серьезной победой для нас, врачей и Минздрава, который сумел обосновать необходимость бюджетных расходов на вакцинацию детей.

— Если календарь прививок принят, то в чем тогда заключаются основные угрозы, связанные с менингококковой инфекцией?

— Действительно, вакцинация от менингита войдет в календарь прививок. Но произойдет это только начиная с 2024 года. Понятно, что мы не можем подвергать серьезной опасности детей в течение ближайших двух лет. Тем более, что самая уязвимая группа – это дети от 0 до 4 лет.

Угроза вполне реальна. Врачи говорят, что если в течение нескольких последних лет уровень заболеваемости в России менингитом планомерно снижался, то сейчас дальнейшего снижения этого показателя не происходит. Причин для этого много – от особенности этой инфекции до снижения настороженности со стороны врачей и родителей.

По данным ФГБУЗ «Детский научно-клинический центр детских инфекций ФМБА России», менингококковая инфекция является одной из самых тяжелых по тяжести протекания заболевания и последствиям среди других вакциноуправляемых инфекций. Летальность находится в диапазоне 18-20%. Это недопустимо высокий уровень при современном уровне вакцин. Есть исследования, которые доказывают, что вакцинация позволяет снизить смертность от менингита на 70%. Нужно учитывать и то, что менингит имеет очень серьезные побочные эффекты, в том числе в долгосрочной перспективе. 

Сейчас мы работаем вместе с иммунологами и учеными с тем, чтобы найти обоснованные экспертные доводы для власти о необходимости начать вакцинацию от менингита раньше, хотя бы со следующего года. Задача вполне реальная. На уровне 12 российских регионов вакцина от менингита уже стала обязательной для детей.

— Какие еще предложения могут поступить от пациентского сообщества в части противодействия распространению менингококковой инфекции?

— Главная задача — это начать вакцинацию детей от менингококковой инфекции. Это очень коварное заболевание в связи с его непредсказуемостью. Вероятны резкие ухудшения эпидемиологической ситуации, непредсказуемые появления гипервирулентных клонов менингококков. Единственным инструментом профилактики этой инфекции является вакцинация.

Также нам предстоит разработать регистры пациентов, переболевших менингококковой инфекцией, создать инфраструктуру для реабилитации, наладить информирование граждан об опасности заболевания и необходимости вакцинации, определить бремя этой болезни для семьи и государства.

ТеГИ
Всероссийский союз пациентов, COVID-19, эпидемии
Поделиться
Похожие новости