Новость общества

Животноводство начинается с бензоколонки? Фермеры рассказали о рентабельности выращивания скота в 2023 году

Животноводство начинается с бензоколонки? Фермеры рассказали о рентабельности выращивания скота в 2023 году

Фото © «Московская газета»

26.08.2023 в 11:19:00
2579

«Московская газета» обсудила с российскими фермерами-животноводами, в каком положении находятся сейчас животноводческие хозяйства в России и насколько вообще выгодно разводить скот. Ситуация у всех своя, но подорожание топлива для сельхозтехники и сокращение поголовья скота отмечают во всех регионах

Племенные лошади в Ленинградской области

«Поголовье племенных лошадей в России очень маленькое, — рассказала «Московской газете» глава Крестьянского фермерского хозяйства Маланичевых Марина Маланичева (Ленинградская область, Тосненский район). — Сейчас вышел новый закон о животноводстве, разведение племенных лошадей приравнивают к разведению крупного рогатого скота. При этом у нас на всю страну зарегистрировано около 300 племенных маток лошадей пород западно-европейского корня. В одной Германии только маток гановерской породы – 2 500. В России коров в одном совхозе может быть столько же. Я считаю, что племенной учёт и селекционная работа в области коневодства в России должны быть сосредоточены в одном месте, чтобы племенной материал не расплывался по различным общественным организациям и ассоциациям, как в Европе. У нас другая страна, другие территории, и, на мой взгляд, было бы лучше сохранить ту систему, которая ещё действует сейчас, когда за селекцию отвечает Институт коневодства в Рязанской области. Правда, было бы неплохо, если бы этот Институт подчинялся не Академии РАН, а непосредственно Министерству сельского хозяйства. Ещё хочется, чтобы Министерство спорта активней работало с Минсельхозом, чтобы наши спортсмены обращали внимание на отечественных лошадей».

Не всех, кто разводит лошадей, можно считать сельхозпроизводителями, сказала Марина Маланичева.

«Производители жеребят, имеющие технику, поля, рабочих, сено- и кормозаготовку – вот это сельхозпроизводство, — отметила собеседница. — А многие разводят лошадей, как говорится, на «шести сотках в огороде». И неплохих, надо отметить. Которых кормят дорогими покупными кормами «с колёс». Но это не сельхозпроизводство, и ценники в этой сфере – атомные. Мы, например, заготавливаем сено сами и продаём лошадь раз в год по 250-300 тыс. рублей. А те, кто кормят лошадей «с колёс», те производители, у которых нет своих пастбищ – до 1 000 000 рублей. Это, соответственно, и определённая категория покупателей. Но более рентабельны те хозяйства, которые занимаются хотя бы заготовкой грубых кормов для лошадей, поскольку себестоимость рулон сена раза в три ниже, чем стоимость комбикорма с доставкой».

У сельхозпроизводителя себестоимость производства скота начинается со стоимости дизельного топлива для сельхозтехники, подчеркнула фермер: «Насколько удорожало дизтопливо, сенозаготовка, зерно, комбикорма – настолько и повысилась себестоимость животноводства вообще и коневодства, в частности. Солярка подорожала на 20-25%. Также выросла себестоимость выращивания скота. Выращивать лошадь очень дорого, это долгоиграющий процесс, потому что не каждый год ее можно продавать. Сельский туризм, экскурсионные программы для школьников и студентов очень сильно помогают сельхозпроизводителям».

Крестьянское фермерское хозяйство Маланичевых заняло свою нишу на российском рынке 40 лет назад, получает госконтракты на производство спортивных лошадей и числится поставщиком высококачественной продукции, рассказала Марина Маланичева.

«Поэтому у нас нет затоваривания, и мы можем не поднимать цены. Нам удаётся не сокращать поголовье. А вот наши коллеги зачастую «урезаются». В какой-то степени это всё-таки касается и нас. Подорожала солярка, сено, зерно… Мы контролируем количество производимых жеребят. Сейчас нам, как и нашим коллегам, никак не развернуться на полную мощность. Потому что всё начинается с бензоколонки: стартовала посевная на югах, а дизель скаканул в цене. Плюс, расходы на электричество. Впрочем, коневодческие хозяйства потребляют его мало, коневодство – предмет ручной работы. А птицеводство, рыбоводство потребляют много электроэнергии. Наш Агропромышленный комитет стал предлагать фермерам обходиться без электричества с помощью газотурбинных установки. Но оказалось, что уже в 50 километрах от Питера нет газификации. Интернет-то не везде берёт», — сетует коневод.

Коровы на Псковщине

«Солярка действительно подорожала, — рассказал «Московской газете» фермер из Псковской области Константин Яровой, который держит в хозяйстве коров. — Ещё в прошлом месяце дизельное топливо у нас стоило 46-47 рублей за литр. А сейчас – 57 рублей. При этом солярка и раньше нам дорого обходилась, а уж теперь… Корма тоже дорогие. Всё дорогое. Как платить зарплату работникам? Пока не знаем. Ситуация очень непростая. Может быть, к зиме, как говорят, экономическая ситуация изменится. Оптовые цены на молоко упали. Цены, по которым мы реализуем мясо, тоже упали. Мы держим не только коров, а и несколько молодых бычков на мясо, плюс, иногда происходит забраковка коров. У нас принимал мясо только комбинат в Великих Луках, сейчас не принимает: очередь из сдающих мясо большая, на месяц-полтора. На комбинате в Великих Луках нам говорят, что цены упали, потому что упал рубль. На молочном заводе в Пушкинских горах нам опустили цены на молоко на 8 рублей. При этом у этого завода много своих магазинов по области, и там молочная продукция только подорожала. Я думаю, что оптовые цены на молочную и мясную продукцию должно регулировать государство, а не частные предприятия. Говорят, что эти цены упали сейчас по всей стране. Что касается кормов, год был сухой, травы, кукуруза росли плохо. Правда, под конец лета, когда пошли дожди, ситуация немного выровнялась. Мои знакомые фермеры сейчас сокращают своё поголовье. Я сам – пока нет. Посмотрим, что будет после Нового года».

Урал: одна корова на деревню

Малый фермерский бизнес сейчас чувствует себя неважно, отметил в беседе с «Московской газетой» уральский фермер Василий Мельниченко.

«Молоко принимается заводами очень дёшево, а если вы продаёте меньше тонны, то у вас его и не возьмут. Малые хозяйства молочным заводам не интересны. Недавно оптовая цена на молоко упала до 22 рублей за литр. Личные крестьянские хозяйства на Урале исчезают. На среднюю уральскую деревню – она-две коровы. Только в Красноуфимском районе, где живут башкиры и татары, немного больше скота. Но, в основном, скот уже не держат, это не выгодно. Сёла сильно постарели, это важный фактор: половина домохозяйств в сёлах и деревнях – это одинокие бабушки. Им трудно держать корову. Козу ещё возможно… Если говорить о среднем бизнесе, крестьянских фермерских хозяйствах, то, когда я с коллегами-фермерами начинал крестьянское движение в Свердловской области, у нас было около 70 КФХ только в моём районе. Сейчас – максимум 12. Те, кто занимались растениеводством, зерновыми, второй год в убытках, потому что цена на зерно невысокая, и сейчас эти хозяйства прекращают деятельность. А животноводство – это не сезонная работа, когда можно неделю-две отдохнуть, тут ты всё время работаешь и всё время зависишь от скота, а денег это больших не приносит. И люди от поголовья избавляются. Та же тенденция – у наших соседей в Курганской области. Сельскохозяйственные холдинги ещё держатся, у них большой запас прочности. А у малых и средних хозяйств поголовье скота падает, коров практически нет, и число таких хозяйств сокращается. Прививки для скота дорогие. Действующие в России системы контроля качества «Меркурий», «Сатурн» – это, конечно, хорошо, но при низкой рентабельности производства затруднительно. Что касается себестоимости выращивания скота, она всё время растёт. Дизель подорожал на 10-20%. А цена на зерно не растёт. Ещё один год убытков – и 10-15% хозяйствующих субъектов может быть потеряно. Сейчас в Свердловской области в одном только моём районе закрывается 4 хозяйства, в том числе крупные, по 2-3 тысячи гектаров», — рассказал Василий Мельниченко.

Ситуация в Марий Эл: солярка есть, но тяжело с трактористами

Главная проблема – трудовые ресурсы, рассказал «Московской газете» фермер из республики Марий Эл Григорий Петров-Чоткарь:

«Тарифы на электроэнергию такие же у нас, как пару лет назад. Солярка подорожала, но для нас не критично: около 50 рублей за литр. Это для отечественной техники. Для импортной техники – может быть и около 70. У нас, в Марий Эл, есть нефтеперерабатывающие предприятия, они производят недорогое топливо, на котором можно ездить. Цена зерна упала. Цена молока – тоже: зимой продавали 35 рублей за кг, сейчас – 22 рубля. Но радует, что оптовые цены на молоко поднимаются каждую неделю на пару рублей и к зиме, надеемся, поднимутся до 30-32 рублей. В целом, ситуация, конечно, тяжеловатая, приходится экономить. Мы перешли на энергосберегающие лампочки. Трудно найти трактористов, ночных охранников. Молодёжь не идёт в село. А «роботизировать» сельское хозяйство, я считаю, всё равно не удастся, потому что животному нужен человеческий подход. Поголовье своё мы не сокращаем, потому что потом будет трудно его восстановить. Сельхозмагнаты, которые крепко стоят на ногах, увеличивают поголовье. А личные подсобные хозяйства и бывшие сельхозпредприятия – сокращают. В целом, многие хозяйства существуют на грани рентабельности», – заключил фермер.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
Животноводство, фермер, скот
Поделиться
Похожие новости