Новость политики

Как протесты в Иране могут повлиять на связи с Россией и переговоры по ядерной сделке?

Как протесты в Иране могут повлиять на связи с Россией и переговоры по ядерной сделке?

Фото © «Московская газета»

26.09.2022 в 12:52:00
3097

Протесты в Иране продолжаются уже более недели. Антиправительственные выступления начались ещё 17 сентября и с тех пор становились только более масштабными и ожесточёнными. Их причиной стала гибель 22-летней девушки Махсы Амини в полицейском участке в Тегеране. Студентка из иранского Курдистана приехала с семьёй в столицу 13 сентября и была задержана полицией нравов около станции метро за неправильное ношение хиджаба, который не полностью покрывал её волосы. По сведениям отца девушки и правозащитников, в отделе полиции её избивали, в результате чего она потеряла сознание и позже умерла в больнице. Власти, в свою очередь, утверждают, что никакого насилия не было, а смерть молодой девушки якобы наступила в результате внезапной остановки сердца

Похороны Амини в её родном городе переросли в политическую демонстрацию, на которой женщины срывали с себя хиджабы и забрасывали камнями портрет духовного лидера Ирана Али Хаменеи. Позже протесты, переросшие в беспорядки и столкновения с силовиками, распространились практически на всю страну. Манифестанты требуют больших свобод и прекращения дискриминации женщин. Теократический режим установился в Иране после исламской революции 1979 года. В стране установлены жёсткие законы, лишающие женщин многих гражданских прав. В частности, они должны появляться в общественных местах исключительно с соблюдением исламского дресс-кода. Аналитики отмечают, что настолько строгие ограничения для женщин сейчас действуют разве что в Афганистане под властью талибов*. Даже в консервативных монархиях Персидского залива требования существенно мягче. Неудивительно, что такая исключительная для XXI века несвобода вызывает всё большее возмущение.

Иранская власть отреагировала ожидаемо. Губернатор Тегерана объявил, что за беспорядками видна деятельность «некоторых посольств», под которыми, очевидно, подразумевались дипмиссии западных стран и прежде всего США, в которых иранская власть видит главного внешнего врага. Президент Ирана Ибрахим Раиси также назвал происходящее бунтом и пообещал жёсткий ответ тем, кто выступает против безопасности и стабильности. Ответ действительно оказался жёстким. Силы безопасности разгоняли протесты при помощи водомётов, слезоточивого газа и огнестрельного оружия. Назывались различные цифры погибших, однако по любым источникам их как минимум несколько десятков. Характерно, что часть российских экспертов присоединилась к мнению, что протесты вызваны не стремлением к минимальным свободам, а некими внешними силами, целью которых является подрыв действующего режима. Так, политолог Сергей Марков прямо назвал США организатором выступлений, однако выразил уверенность, что у властей Ирана достаточно сил для взятия ситуации под контроль.

Однако другие аналитики отмечают, что, даже если принять за истину наличие внешнего влияния, подстёгивающего протесты, других причин для народного недовольства тоже предостаточно. Помимо жёсткого теократического режима это также социально-экономические проблемы и этнический фактор. В Иране инфляция составляет около 40% в год, а уровень жизни граждан остаётся крайне невысоким. Одной из немаловажных причин перманентного кризиса остаются международные санкции, наложенные на Тегеран из-за попыток создать ядерное оружие, и перспектив для экономических улучшений сейчас не видно. Свою роль играет и большое количество молодёжи в демографической структуре населения. Молодые люди, особенно девушки, более других чувствуют на себе ограничения, наложенные исламским режимом, и готовы против них бороться. Также в меньшей степени хотят мириться с властью аятоллы курды и азербайджанцы, проживающие на севере страны. Погибшая в Тегеране студентка, кстати, была как раз курдской национальности, что породило особенно жёсткие выступления в Курдистане, традиционно тяготеющем к созданию отдельного курдского государства из частей, входящих в состав Турции, Сирии, Ирана и Ирака. Иными словами, факторов риска для действующего режима сегодня действительно много. В иранской ситуации можно даже усмотреть некоторое сходство с «арабской весной», приведшей к падению авторитарных режимов в Тунисе, Египте и Ливии.

Однако, по мнению экспертов, реальное падение режима в Иране даже сейчас маловероятно. Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин указывает на то, что у иранских властей достаточно ресурсов для подавления протестов, а подобные вспышки недовольства в стране происходили и раньше. Впрочем, нельзя сказать, что не изменится совсем ничего. По словам Сажина, в Иране уже обсуждаются меры по некоторому смягчению режима. В частности, могут быть ликвидированы подразделения полиции, следящие за соблюдением норм ислама, известные как полиция нравов.

Что касается внешнеполитического положения Ирана, то здесь ситуация пока неочевидная. Как известно, в нынешних условиях республика стала одним из ближайших союзников России не только в политической, но и в экономической и даже военно-технической сферах. В условиях санкций и ухода из России западных брендов Иран может дать российскому рынку пополнение ассортимента автомобилей, одежды, медикаментов и многих других товаров. Также для РФ важен альтернативный логистический маршрут через иранскую территорию для транзита товаров, в т.ч. из третьих стран по параллельному импорту. Кроме того, несмотря на отсутствие официальных подтверждений, практически доказан факт поставок иранских ударных БПЛА для нужд российской армии. Как видно, Иран сегодня является важнейшим для России партнёром, и любая нестабильность в этой стране бьёт также по связям с РФ.

Для Москвы важно, чтобы иранская экономика если не росла, то хотя бы находилась в стабильном состоянии, чтобы совместные проекты могли прогнозируемо развиваться. А это, в свою очередь, зависит от так называемой «ядерной сделки», переговоры по которой продолжаются в Вене между Ираном и международными посредниками в лице США, Китая, Франции, Германии, Великобритании и России. Без заключения договорённостей по иранской ядерной программе нельзя ожидать хотя бы частичного снятия западных санкций, а в санкционных тисках от экономики нашего ближневосточного союзника нельзя ожидать ничего, кроме дальнейшей деградации.

Между тем, протесты и их подавление уже привели к разговорам в США о том, что «ядерную сделку» и последующее смягчение санкций следует приостановить, а ресурсы направить на помощь восставшим иранцам. Соответствующие обращения от авторитетных экспертов поступают в администрацию президента Байдена. Накануне подразделения КСИР нанесли артиллерийские удары по северным районам Ирака, где, по заявлениям иранских военных, якобы расположены центры поддержки «бунтовщиков». Это ещё более осложняет ситуацию и может вывести её в ранг международного конфликта. Тогда переговоры по ядерной проблеме окажутся под реальной угрозой срыва. Таким образом, пусть и косвенно, протестные выступления в Иране могут негативно повлиять на его возможности поддерживать Россию в условиях западных санкций, наложенных на обе эти страны.

*талибы, Талибан — террористическая организация, запрещена на территории России.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
Иран, протесты, россия, переговоры
Поделиться
Похожие новости