Новость экономики

ЦБ: Россия может вернуться в кризис 2008-2009 годов

ЦБ: Россия может вернуться в кризис 2008-2009 годов

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

17.09.2021 в 09:38:00
2202

В зависимости от совокупности обстоятельств экономика России может пойти по одному из трех путей, обозначенных как «Усиление пандемии», «Глобальная инфляция» или «Финансовый кризис». Такие альтернативные прогнозы, помимо традиционно базового, составил Банк России. При этом, регулятор не исключает, что экономика страны уже в первом квартале 2023 года может вернуться к кризисной ситуации 2008-2009 годов

Наилучший сценарий

Согласно аналитике заместителя председателя Банка России Алексея Заботкина, российская экономика после прошлогоднего падения восстанавливается быстрыми темпами и сможет оправиться от пандемийный шоков уже к 2022 году.

Напомним, Банк России свой базовый среднесрочный прогноз обновляет четыре раза в год, на опорных заседаниях Совета директоров по ключевой ставке.

В соответствии с базовым сценарием, при дальнейшей прогрессии вакцинации и создании коллективного иммунитета в условиях отсутствия новых, более опасных штаммов коронавируса, в дальнейшем экономическая ситуация во всем мире, в том числе и в России, будет постепенно улучшаться.

«Российская экономика после восстановительного ускоренного роста вернется к потенциальным темпам роста с 2022 года. С учетом эффектов структурных мер правительства, направленных на повышение темпов потенциального роста, на горизонте прогноза они, вероятно, увеличатся до 2–3% в год. Годовая инфляция будет постепенно замедляться со второй половины 2021 года по мере исчерпания влияния временных факторов и под действием принятых Банком России решений по денежно-кредитной политике. С учетом фактического роста цен в первой половине этого года мы ожидаем, что по итогам года инфляция составит 5,7–6,2%. В следующем году инфляция вернется к значениям 4,0–4,5% и далее будет находиться на цели Банка России «вблизи 4%». При этом средняя ключевая ставка в следующем году составит от 6 до 7% годовых и затем вернется в свой долгосрочный нейтральный диапазон, который Банк России оценивает от 5 до 6%», — сообщает Алексей Заботкин в своем докладе. В то же время, заместитель председателя Банка России рассматривает и альтернативные сценарии развития событий, которые выглядят менее позитивно. 

Альтернативные сценарии рассматриваются с точки зрения формирования независимых от России внешних условий по принципу «если будет». Речь идет о рисках повторного усиления пандемии в 2022 году, при котором может усилиться инфляционное давление в мировой экономике. В таких условиях, зарубежные банки ужесточат денежно-кредитную политику, а выросшая долговая нагрузка в ряде стран может спровоцировать финансовый кризис на среднесрочном горизонте.

«Если будет»…

Если будет «Усиление пандемии», то многие страны скорее всего снова введут жесткие противоэпидемические ограничения, что в очередной раз снизит их экономическую активность на мировых рынках. При таком сценарии Россию вполне вероятно ждут сниженный спрос и рост цен на товары своего экспорта. При введении новых эпидемиологических ограничений внутри страны внутренний спрос также может снизиться. 

«На фоне текущей ситуации с коронавирусом очевидно, что чем дальше идем, тем возникает больше штаммов коронавируса. И здесь уже варианты локдаунов просто не работают. Если страны примут решение об открытии границ, но с учетом строгих мер профилактики, то это ускорит рост ВВП. Но если страны выберут изоляцию, то это неизбежно приведет к падению экономик локально и мировому финансовому кризису. Никто сегодня не даст четкого прогноза, по какому пути пойдет ситуация, — поясняет независимый финансовый консультант Алексей Исаков. — Усиление строгого режима пересечения границ, изоляция стран и целых регионов прервет экономические связи между странами и изменит логистические маршруты. Только единичные страны могут себе позволить работать полностью на своих ресурсах, это: США, Канада, Китай, Россия. Но даже в этих странах есть свои ограничивающие факторы по развитию полностью автономных ресурсов – кадры, технологии, рынки сбыта».

Исаков предполагает, что крупные страны в режиме строгой изоляции перенаправят ресурсы на внутренний рынок, а это схлопнет экономики самых развитых стран, так как внутреннее потребление всегда намного меньше. Следовательно, это вызовет появление дефицита на некоторые товары, удорожание товаров, уменьшение оборота крупных компаний и снижение ВВП. В свою очередь это повлечет за собой массовые увольнения, по крайней мере на западе — там, где у корпораций есть такая возможность. «В случае с РФ это будет сложнее, ведь у нас нельзя просто так уволить – выплаты, компенсации, профсоюзы. Поэтому у нас, скорее всего, такие предприятия будут банкротиться, и уже затем будут распускаться большие коллективы. Но это может произойти при очень негативном сценарии», — рассуждает Исаков.

Сценарий «Глобальная инфляция» базируется на том, что к 2022 году мировая инфляция может приобрести более устойчивый характер, что потребует более ранней нормализации денежно-кредитной политики центральными банками развитых стран. В частности, в США ставка может начать повышаться уже во втором квартале 2022 года.

«Нормализация денежно-кредитной политики развитых стран приведет к снижению внешнего спроса и, соответственно, чуть более низким, чем в базовом сценарии, темпам роста российской экономики в 2023 и 2024 годах. При этом инфляция в 2022 году ускорится в результате роста издержек российских компаний и увеличения инфляционных ожиданий. Но затем, в 2023–2024 годах, вернется к уровням вблизи 4% по мере снижения внешнего спроса и под влиянием более жесткой, чем в базовом сценарии, денежно-кредитной политики», —отмечает Алексей Заботкин.

И, согласно третьему сценарию, обозначение которого — «Финансовый кризис» — экономическая ситуация в России может вернуться к той, что наблюдалась в 2008-2009 годах. Это время Банк России характеризует как «длительный период неопределенности и затяжное восстановление», последствием которого падение ВВП России может произойти на 1,4–2,4%.

Такой вариант возможен в силу выросшего долга ряда стран. В первую очередь, речь идет о государственных долгах на фоне слабых показателей финансовой устойчивости. Финансовому кризису может «способствовать» и растущая спекуляция в сегменте корпоративного долга. 

«Насколько эта долговая нагрузка посильна для конкретных стран — покажет время. Но если она избыточна, нормализация денежно-кредитной политики в развитых странах способна спровоцировать кредитный кризис, который в нашем сценарии мы иллюстративно относим на 2023 год. Снижение внешнего спроса и цен на товары российского экспорта, рост неопределенности и рисков приведут к спаду в российской экономике в 2023 году», — объясняет заместителя председателя Банка России, подчеркивая, что «вероятность этих сценариев значительно ниже, чем базового».

Алексей Исаков в свою очередь считает, что прогнозируемое Банком России снижение — это очень мягкие изменения, которые могут произойти лишь при незначительной корректировке финансовых рынков и возникновении проблем у некоторых государств, не массовых. В случае же той корректировки, которая реально назрела на финансовых рынках запада, это может гораздо более значительно повлиять на российскую экономику и вызвать существенные проблемы.

«Отмечу, что благодаря централизации финансовых институтов в стране, ЦБ имеет все возможности по тонкой регулировке рынков и финансовых инструментов для стабилизации в случае разбалансировки экономики. Остается надеяться, что им не придется прибегать к этому, и мы пройдем коронавирусную эпидемию с укреплением экономического иммунитета страны», — добавил эксперт. 

Член Приморского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Дешпет считает, что экономическое прогнозирование в России нельзя осуществлять на моделях рыночной экономики. «Слишком существенно политические решения влияют прямо или косвенно на потребительскую инфляцию, а именно она должна волновать население. Положительных тенденций ждать не стоит, потому что нет малейших предпосылок для их возникновения», — комментирует эксперт.

Преподаватель ДВФУ, финансовый аналитик Максим Кривелевич поясняет, что прогнозы регулятора – явление нормальное и правильное, но пугаться их не стоит: «Центробанки во всем мире после международного кризиса 2018 года проводят такие стресс-тесты. Это не российское изобретение. Не надо думать, что речь идет о конкретном прогнозе — просто обязательная отработка действий в экстремальных ситуациях. Сейчас нет никаких причин, реально способствующих развитию какого-то из озвученных сценариев Банка России. У регулятора работа такая — составлять прогнозы на разные случаи жизни. Хорошая новость в том, что ЦБ готовится к разным негативным вариантам, по типу «проведения учений на случай пожара». Но не более того».

Подробные данные, касающиеся экономических прогнозов Банка России, можно найти в публикации стратегического документа по денежно-кредитной политике основных направлений на предстоящие три года на официальном сайте Банка России. 

Автор: Анна Мацовская
ТеГИ
банк россии, кризис, экономика, аналитика
Поделиться
Похожие новости