Новость экономики

Цифровой рубль: с чего всё началось и к чему мы идем

Цифровой рубль: с чего всё началось и к чему мы идем

Фото © «Московская газета»

03.09.2023 в 11:01:00
3749

В последние десятилетия цифровые технологии претерпевают бурное развитие, затрагивая практически все аспекты человеческой жизни. На фоне активного развития криптовалют и систем онлайн-платежей происходит внедрение цифрового рубля – новый виток развития денежной системы России. Как эти изменения повлияют на бизнес? Что будет происходить с потребителями?

Свою точку зрения представила «Московской газете» коммерческий директор digital-агентства TexTerra Юлия Блынская.

Digital-юань – начало истории цифровых денег

Для понимания будущих перспектив цифрового рубля стоит обратить внимание на китайский опыт, отметила Юлия Блынская.

«В 2004 году компания Alibaba запустила систему Alipay с целью упростить транзакции на платформе Taobao. Оттуда началась эволюция системы мобильных платежей в Китае. В 2009 году появилась функция мобильного кошелька, позволяющая совершать транзакции между участниками Alipay через QR-коды. Это стало мощным стимулом для развития мобильных платежей.

К 2016 году Китай превзошел США по объему мобильных платежей, с потраченными $9 трлн против $112 млрд соответственно. Важно отметить, что ключевыми игроками на рынке стали Alipay и WeChat Pay, контролирующие около 90% китайской мобильной платежной индустрии.

В результате монополизации рынка мобильных платежей двумя приложениями — WeChat Pay и Alipay, произошла централизация пользовательских данных. WeChat Pay стала располагать мощными данными, позволяющими WeChat предоставлять другие услуги пользователям, но уже с высокой долей персонализации и точным таргетингом. Начали формироваться digital экосистемы на базе платежных систем. Но монополизация WeChat Pay и Alipay вызвала определенные опасения на стороне правительственных институтов. В итоге в игру вступил digital юань.

В 2020 году Китай начал активно обсуждать возможность заменить традиционные методы платежей национальной криптовалютой. Это открывает новые горизонты для развития финансовой системы страны. Внедрение цифрового юаня решило проблему монополии и обеспечило контроль над данными. Этот революционный проект позволил распространить применение digital юаня за пределами Китая и захватить технологическое превосходство в мировом пространстве.

Digital юань стал первой цифровой валютой в мире, выпущенной Центробанком. Сейчас он распространен везде, также, как и наличная валюта, с тем лишь исключением, что он находится в смартфоне», — рассказала Юлия Блынская.

Мощные данные и контроль над пользователями: последствия ввода цифровой валюты

Появление цифрового юаня значительно изменило динамику digital-пространства, продолжает Юлия Блынская.

«Ранее пользователи сталкивались с ограничениями при использовании различных приложений для оплаты, к примеру, WeChat Pay и AliPay были несовместимы друг с другом, но с введением цифрового юаня, эти границы были размыты, и платежи теперь принимаются в любом приложении и в любом магазине. Для использования digital юаня достаточно загрузить приложение «кошелек» на смартфон. При этом отличительной особенностью цифрового юаня является возможность совершать оплаты без подключения к интернету.

Вместе с тем, пользователь должен осознавать, что при использовании цифрового юаня владелец платформы имеет доступ к каждой транзакции, что позволяет ему контролировать и блокировать оплаты при необходимости. Это создает прозрачность и влияет на систему социального рейтинга человека, действующую в Китае. Мощные аналитические сервисы на основе искусственного интеллекта мониторят транзакции, обнаруживают паттерны поведения и собирают ценные данные о потребительской активности.

Опыт работы с digital-юанем показал свою эффективность работы с данными, поэтому сейчас его успешное внедрение распространяется на другие страны. Помимо этого, использование цифровой валюты в международных транзакциях демонстрирует свою экономическую эффективность и дешевизну, что привлекает компании и организации, осуществляющие внешнеэкономическую деятельность.

Введение цифровых валют открывает новую страницу в развитии цифровой экономики, переводя ее на качественно новый уровень. Экономики, которые осуществят переход к цифровой валюте, столкнутся с масштабным сдвигом от индустриальной модели к диджитальной. Помимо уже знакомых уровней понимания экономики, таких как бизнес-администрирование и макро-экономика, появится третий — цифровая экосистема. В итоге потребуется пересмотр привычных методов управления, включая маркетингом», — считает эксперт.

К чему мы идем: как алгоритмы решают за нас, что мы купим?

Традиционное представление маркетинга как ориентации компании на потребности рынка теряет актуальность в цифровых экосистемах, говорит Юлия Блынская.

«Теперь решения принимаются не через иерархическую компетенцию, а внутри сетевого создания стоимости. В данном контексте появляются новые бизнес-модели, соответствующие ожиданиям клиентов, управление клиентским опытом становится более контролируемым.

Если в индустриальную эпоху клиент выбирал, что ему нужно, то в диджитальную эпоху за клиента решают, что ему нужно. Показ товаров в онлайн-магазинах происходит на основе того, что решит алгоритм за него на основе его предыдущих покупок, а также на основе интересов платформы. Другими словами, с более точным таргетингом и персонализацией некоторые продукты и услуги не будут видны пользователям с определенными характеристиками и просто не будут доступны для покупки.

Сейчас с вводом цифрового рубля мы стоим на пороге новой эры. Уже сейчас меняется наше понимание клиентоориентированности и создания ценности, обращенной к потребителю. Приходит время ответить на новые вопросы: Кто на самом деле координирует создание стоимости в digital сети? Кто руководит «цифровой богемой»? Как зарабатывать в новую эпоху цифровых экосистем? Кто будет вашим клиентом в ближайшем будущем? Какую потребность / ценность вы должны удовлетворить? Как изменится менеджмент? Как введение цифрового рубля изменит форму общества?

Существующая теория менеджмента уже не дает ни одного ответа на эти вопросы. Очевидно, что выиграют те, кто быстрее всего адаптируются к новым правилам игры и воспримет новую эпоху как отправную точку. Те, кто не адаптируются, уйдут с рынка», — заключила коммерческий директор digital-агентства TexTerra.

Цели и пределы контроля

ЦБ вводит цифровой рубль для дополнительного финансового контроля и возможности управления ликвидностью, сказал «Московской газете» частный инвестор Александр Воронков.

«Контроль – это не плохо, если он осуществляется в рамках адекватности, — отметил собеседник издания. — Что касается управления ликвидностью, то теперь не будет больше моментов, когда банк не может выдать нужную сумму денег, потому что ее просто нет в моменте. Соответственно, ликвидность из одного банка «переедет» в другой банк вместе с цифровыми рублями. И такой проблемы в принципе не будет. И если мы говорим про внутренний рынок, конечно же, то это позволит снизить нагрузку на внешний бюджет. Потому что все платежи, пенсии, какие-то еще бюджетные выплаты можно будет проводить в цифровом рубле, а цифровой рубль внутри государства можно делать очень «резиновым». То есть, на один реальный рубль выпускать два-три цифровых. Может быть, временно для того, чтобы закрыть какие-то дыры. Но, в принципе, это возможно. Проблема, когда в банк приходят попросить деньги назад все клиенты разом, а банк не может этого сделать физически, решается на 100%».

Главный плюс цифрового рубля как валюты – это простота использования, заметил Александр Воронков: «Это полностью «белый» режим, и если его использовать адекватно, то это очень сильно повысит и уровень общества, и уровень осознанности среди людей, и исключит вероятность финансового мошенничества».

Главный минус цифрового рубля, по мнению эксперта, это возможность использования этой валюты для тотального финансового контроля за её обладателем.

«Если цифровой рубль будет использоваться для полного выведения бизнеса в «белую» сферу, для упрощения жизни людей в рамках каких-то повседневных платежей, прозрачности операций для повышения безопасности, это хорошо. Другой вопрос, что цифровые валюты могут использоваться не только во благо, но и, мягко говоря, «перегибая палку» адекватности. Так, например, благодаря полному введению цифровой валюты, то есть, если у нас не будет обычных валют, а останутся только цифровые, и по нажатию одной кнопки человек может быть полностью заблокирован, отрезан от мира, это антиутопия, которую писатели изображали ещё в середине прошлого века. То есть, полный, тотальный контроль. «Мы вам не разрешаем проводить такой-то платеж, потому что в этом месяце вы уже что-то сделали», – допустим, что-то в этом роде. Вопрос в том, как цифровую валюту будут применять в итоге, будут ли какие-то перегибы», — пояснил Александр Воронков.

Цифровой рубль работает по тому же принципу, что и криптовалюта, отметил собеседник «Московской газеты»: «За исключением того, что классическая криптовалюта не имеет единого эмиссионного центра. В случае с цифровым рублем эмиссия полностью контролируется государством. Нам же никто не даст посмотреть программный код «блокчейна» или реально выпущенное количество монет. И мы будем всегда гадать, насколько много или мало рублей действительно находится в обороте».

По словам инвестора, переводить свои деньги в цифровые активы достаточно рискованно, потому что есть вероятность того, что обратно их перевести будет достаточно сложно.

«На мой взгляд, есть достаточно высокий риск появления второго полноценного контура валюты. На примере, кстати говоря, Ирана, официальный курс иранского риала к доллару – в районе 40 тыс. риалов. А реально купить живой доллар можно тысяч за 300 риалов. В случае с цифровым рублём есть такой же риск при переводе на цифровые накопления», — заключил Александр Воронков.

ТеГИ
рубль, цифровой рубль, юань, денежная система
Поделиться
Похожие новости