Новость экономики

«Вечно держать работников на простое нельзя»: как скрытая безработица влияет на экономику

«Вечно держать работников на простое нельзя»: как скрытая безработица влияет на экономику

Фото © «Московская газета»

12.06.2022 в 15:28:00
3116

В иностранных компаниях, которые приостановили бизнес в России или покинули российский рынок, занято до 350 тысяч россиян. К июню от 120 до 150 тысяч работников иностранных компаний находятся в простое, сообщает РБК. Безработица может ожидать и российские предприятия: в промышленных регионах России к концу года её уровень может существенно подняться, пишет «Ъ» со ссылкой на данные ЦСР

В связи с ограничениями импорта и экспорта критически значимой промежуточной продукции предприятия будут перестраивать свою работу, что может сопровождаться уходом квалифицированных работников. При этом, отмечают в комментарии «Ъ» экономисты Наталья Зубаревич и Ростислав Капелюшников, безработица, скорее всего, будет носить скрытый характер: массовых увольнений не предвидится, но работникам будут снижать уровень занятости, отправляя в простой или в неоплачиваемый отпуск.

В марте-апреле значительное количество иностранных компаний заявляло об уходе или приостановке деятельности в России, а сейчас это уже единичные случаи, сообщил «Московской газете» экономист Игорь Николаев. При этом, по его словам, к осени компаниям придётся определиться как быть дальше.

«Многие компании ставили работников в «простой» на достаточно длительный период, будучи готовыми в течение месяца платить зарплаты меньше, чем обычно, или в размерах среднего заработка. Но к сентябрю-октябрю компаниям придётся определяться, принимать какие-то другие решения или продлять этот период. Но я думаю, представить продолжение простоя трудно. Так что до осени эта ситуация будет сохраняться, а потом надо решать — возобновлять нормальную работу на российском рынке или уходить с него. К концу года мы, возможно, узнаем, кто уйдёт, а кто останется. Пока что многие компании ждут, потому что вкладывали в бизнес России большие деньги и теперь надеются, что ситуация как-то определится. Это «палка о двух концах»: с одной стороны, никто не хочет спешить, а с другой, здравый деловой рассудок говорит, что вечно держать работников на простое нельзя и настанет период, когда придётся принять решение», — заметил экономист.

Если иностранные компании смогут держать сотрудников в неопределённом положении до осени, какой лимит есть на это у российских компаний?

«Здесь нет чёткого ответа, — считает Игорь Николаев. — Всё индивидуально и зависит от конъюнктуры цен, от того, насколько удастся наладить параллельный импорт, каковы будут новые ограничения от Запада или, наоборот, как они будут ослабляться. Если говорить про экспорт минеральных удобрений, мы видим, насколько актуализировалась проблема продовольствия, а её решение зависит от мирового рынка удобрений. В отношении компании «ЕвроХим», например, некоторые ограничения были сняты. Компании, для которых важен экспорт, будут тянуть время, не увольняя работников, держать их в простое. С другой стороны, компания АвтоВАЗ, вероятно, попытается наладить поставки комплектующих. И так рассуждают многие, это естественное поведение — не увольнять людей сразу, иначе потом много сил уйдет на наём необходимого персонала. Запас финансовой прочности у разных компаний различается: один выбьет поддержку от государства, другой — нет. Кто-то сможет и до следующего года дотянуть, а кто-то будет определяться уже летом. Например, рынок зрелищного кинопоказа. Западные киностудии ушли из России, в связи с этим возникли трудности. А экспортёры зерна сейчас в лучшем положении: показатели хорошие, урожай тоже, никто не будет ограничивать экспорт зерна. У поставщиков всё будет хорошо, порадуемся за них».

Какое влияние оказывает на российскую экономику скрытая безработица?

«Ситуация действительно странная: официальная безработица сейчас на историческом минимуме, а промышленность ушла в минус, пусть и немного, — говорит собеседник «Московской». — Занятость растёт, а производство уменьшается. С социальной точки зрения скрытая безработица оправдана. И для работников это лучше: большинство выберет сокращение зарплаты, а не увольнение. Может быть, параллельно начнут искать другие источники дохода. А с работодателей у нас в этом смысле спрашивают: увольнения не приветствуются — инстанции в сфере труда за этим следят, поэтому сократить зарплату — социально безопасный путь. Что касается экономики, скрытая безработица, конечно, искажает экономическую ситуацию. Мы не можем получить объективную картину, поэтому не в силах принять правильное решение. А вообще скрытая безработица — всё равно безработица. Это снижение мотивации персонала, меньшая загрузка производственных мощностей».

По словам экономиста Дмитрия Прокофьева, скрытая, или гибридная, безработица лучше для политики, поскольку власти получают возможность демонстрировать, что с экономикой всё хорошо. Но скрытая безработица не позволяет людям иначе использовать свой ресурс, искать более эффективные рабочие места.

«Власти у нас не любят безработицу. Главная идея — её ни в коем случае допускать нельзя, потому что, есть только центры занятости, которые вполне эффективно стараются трудоустроить граждан, — считает экономист. — Как всем известно из жизненного опыта, поиск трудоустройства — это тоже работа, просто за неё не платят. Но смысл высоких пособий по безработице в развитых странах именно в том, чтобы оплатить человеку поиск той занятости, которая соответствует его квалификации».

По словам экономиста, «задача пособия по безработице в развитых странах сделать так, чтобы человек, потерявший работу, имел возможность не хвататься за первую попавшуюся, которую ему предложат, а какое-то время мог искать себе рабочее место, соответствующее его опыту, таким образом не теряя уровень средних заработков и не давая возможность капиталу и собственникам давить на рынок труда, шантажируя людей снижением зарплаты по принципу «не хочешь — не надо, найду более дешёвого сотрудника». В этом макроэкономический смысл высоких пособий по безработице».

«В России ничего подобного нет. У нас такое пособие имеет скорее другую цель — заставить человека не уходить с рабочего места. У нас люди боятся потерять место и в результате готовы работать на тех условиях, которые им диктует работодатель. Формально у нас защищены права работников с точки зрения увольнений, в первую очередь тех сотрудников, которые работают в госструктурах или заняты в крупных компаниях. Там их права защищены — просто так уволить человека достаточно трудно. Но это оборачивается тем, что вместо увольнения, когда правительство принимает на себя ответственность за поддержание рынка труда и за то, что человек не потеряет свою квалификацию, пойдёт на хорошую работу, — вместо этого всё отдаётся на откуп предпринимателям и самим сотрудникам. Спасение утопающих оказывается делом рук самих утопающих. В целом вот эта история, когда человеку никто не помогает трудоустроиться по его квалификации, снижает человеческий капитал всего общества. Потеря зарплаты, дисквалификация сотрудников, упрощение экономики всегда работают в минус человеческому капиталу и снижает мотивацию к эффективной работе», — пояснил Дмитрий Прокофьев.

По словам экономиста, скрытая безработица бьёт и по производству: «Это система с отрицательной обратной связью, спираль: люди понимают, что держатся «на волоске», сокращают свои расходы, тратят меньше, покупают меньше. И так делают все. Соответственно, предприятие видит, что продаж нет, значит, мы ничего не будем производить».

«Скрытая безработица вкупе со всеми остальными текущими проблемами — это то, что называется «разбалансировкой экономики. Как правило, в наших условиях в России любые подобные проблемы экономики решались за счёт падения доходов работников. При этом ВВП может в среднем не падать — упадут доходы людей, а излишек денег останется у нанимателей», — заключил Дмитрий Прокофьев.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
скрытая безработица, экономика, простой
Поделиться
Похожие новости