Новость общества

Клинический психолог Ивановский рассказал, могут ли тесты на профпригодность помочь решить проблему дефицита кадров

Клинический психолог Ивановский рассказал, могут ли тесты на профпригодность помочь решить проблему дефицита кадров

Фото © «Московская газета»

30.08.2022 в 16:17:00
2971

Определение психотипа фермера во многом могло бы решить не только проблему кадров в сельском хозяйстве, но и повысить производительность труда и конечный результат работы аграриев

Идею определять типологию фермеров предложил президент Ассоциации фермерских хозяйств и кооперативов Ленинградской области и Санкт-Петербурга Михаил Шконда, а психолог, специалист в области экономической и политической психологии Нелли Градова её поддержала.

Шконда отмечает, что многие фермеры, пытаясь найти свою нишу в сельском хозяйстве, часто берутся не за то, в чём разбираются, и даже хотят разобраться. Многих привлекают якобы высокие доходы, которых на самом деле нет, другие берут пример с соседей по личному подсобному хозяйству, и, следуя модным веяниям, начинают выращивать клубнику. Итог, как правило, один – отсутствие дохода, поиск новых форм работы либо вообще прекращение занятия сельским хозяйством.

По словам Градовой, провести такое исследование необходимо, потому что это позволит определить психотип агрария и понять, к чему он готов, а к чему – нет, поскольку в сельском хозяйстве, как, в общем-то, и в любой другой работе, нельзя «тратиться на всё подряд».

«Важно выяснить, какие качества фермера привели его к положительным результатам в работе, а какие качества помешали ему добиться успеха в другой отрасли», – считает психолог.

Провести такой исследовательский срез нужно, в первую очередь, среди успешных фермеров, чей трудовой путь мог бы рассматриваться в качестве примера для других участников сельскохозяйственного производства. Градова также отметила, что для начала такой эксперимент можно было бы провести в рамках Ленинградской области, где фермерство довольно широко представлено в различных сегментах отрасли – от животноводства и растениеводства до небольших личных подсобных хозяйств.

Тем не менее пока это перспективный проект, а в настоящее время в АПК ощущается кадровый дефицит, особенно среди молодых людей.

По словам Градовой, проблема кроется в совмещенных условиях существования социума и воспитания детей. Если раньше старшее поколение не раздумывало по поводу того, что надо работать, то сейчас молодёжь колеблется в прямом ответе на этот вопрос. Это особенно очевидно в сельской местности, где были сильны традиции передачи умений и навыков работы на земле из поколения в поколение.

«Мы в определённый момент потеряли традиции, которые существовали не только во времена Советского Союза, но и двумя веками ранее», – считает психолог.

Градова отметила, что свою роль в этом сыграло изолированное проживание молодых семей, которые сегодня получили гораздо больше возможности жить отдельно, чем в годы советской власти, например. С одной стороны это хорошо, с другой – оказалась нарушена та самая традиция передачи знаний от старшего поколения младшему. В прошлые годы молодые люди впитывали в себя знания, живя в коммуналке, от не просто более опытных родственников или соседей, но и людей разных профессий. Да и в отдельных квартирах, как правило, проживали семьи, представляющие три поколения.

Всё это, как считает психолог, не могло не отражаться на мировоззрении молодых людей, которым прививалась если не любовь к труду, то как минимум «привычка трудиться». И начиналось это дома, в семье – от уборки в доме и мытья посуды до работы на даче или огороде.

«Многие нынешние родители чаще «защищают» детей от любой подобной работы. Мало того, мы ведь знаем, что сейчас домашнюю работу за детей часто делают именно родители. Таким образом желание трудиться или «привычка трудиться» постепенно уходит из современного воспитания», – говорит эксперт.

По словам краеведа Александра Данильченко, родившегося и выросшего на селе, работа на приусадебном участке для детей всегда была чем-то самим собой разумеющимся. Он рассказал изданию, что сейчас даже сельские дети не горят желанием вскопать огород.

«В южных краях в советские времена дети всегда обносили фруктовые деревья на улицах, а потом пробирались лакомиться алычой или смородиной в сады. Я не помню за последние 10-15 лет ни одного случая, чтобы кто-то жаловался на то, что дети срывали в его саду яблоки, например. Вероятно, фермерами будут становиться не по наследству, а по призванию. Может быть, это и к лучшему, потому что у человека, не желающего работать на земле, ничего не вырастет», – говорит краевед.

На стратегической сессии по сельскому хозяйству премьер-министр РФ Михаил Мишустин назвал тему дефицита кадров в агропроме крайне чувствительной для отрасли. По его словам, молодых компетентных специалистов нужно не просто временно привлекать на село, а создать условия, чтобы они оставались надолго, обустраивали свою жизнь, растили детей и строили своё будущее.

Клинический психолог, основатель академии психологии «ТРИЭТТА» Валерий Ивановский рассказал «Московской газете», что психологические тесты на определение черты или склонности человека к какой-то профессии – это достаточно условный инструмент. В западных странах, где разрабатывались первые тесты такого рода, уже выяснили, что они дают довольно расплывчатые результаты. «Однако первым здесь является гораздо более общий вопрос – все мы, являемся результатами социального заказа государства, которое формирует тот тип личности, который необходим для выполнения определённых самим государством задач. Проходить различные тесты на профпригодность можно лишь после того, как государство чётко сформулирует, какие люди ему нужны», — объясняет психолог. Он отмечает, что самому государству нужно понимать, куда оно идёт – будем ли мы аграрной, индустриальной или смешанной страной. После этого уже нужно определять, каковы перспективы развития ключевых отраслей экономики, сколько специалистов для этого нужно и какой должна быть программа их подготовки, в т.ч. в профильных ВУЗах.

Ивановский подчёркивает, что психологическое тестирование кандидатов на ту или иную профессию находится в самом конце перечня этих мероприятий. Если же произвольно менять этот порядок, то ничего, кроме хаоса, получить не удастся. Без определения целей развития государства и задач, которые нужно выполнить на этом пути, ситуация напоминает пословицу «для корабля, который не знает, в какую гавань ему идти, ни один ветер не будет попутным».

Психолог отмечает, что в ситуации, когда государство пытается провести импортозамещение всего от самолётов и компьютеров до сферы земледелия, неясно, какие именно склонности нужно искать у людей. Ивановский назвал важность поиска склонностей путём тестирования преувеличенной, поскольку практически любого человека можно научить более-менее квалифицированно выполнять любую работу.

«Это давно укоренившееся деление на так называемых гуманитариев и технарей в большей степени связано с тем, что дети по разным причинам не усваивают всю информацию, которую им дают на уроках. И если по обществоведению или литературе для ответа на вопрос преподавателя порой может хватить общей эрудиции, по математике или физике достаточно упустить часть программы, чтобы потом подтянуть этот предмет стало достаточно сложно. Поэтому дети вместе с родителями начинают выдумывать различные версии о склонности к тем или иным предметам», — говорит эксперт.

Валерий Ивановский уверен, что тестирование на склонность к определённой профессии – инструмент в основном искусственный и оторванный от реальности. Проблема заключается в другом: мы не знаем, сколько специалистов в какой сфере необходимо, а, кроме того, в нашей стране достаточно слабо развиты программы передачи практического опыта. Психолог подчёркивает, что для освоения любой сферы деятельности важно не столько узнавать об успехах других людей, сколько о тех «подводных камнях» и ошибках, которые предшествовали успеху и стали его фундаментом. По его мнению, многие люди не знают, чем им заняться, потому что государство не сформулировало чёткого социального заказа на то, люди каких профессий ему нужны.

Также многие выбирают род занятий, исходя из стремления получить наибольший результат при наименьших усилиях.

«К примеру, сосед занимается, казалось бы, такой ерундой, как огурцы, и вдруг стал состоятельным, или стрижёт людей, или консультирует по каким-то вопросам. Значит надо и мне попробовать, ведь внешне это выглядит так легко. Но в жизни так не бывает. В действительности лишь большие трудозатраты приводят к хорошему результату, а любые попытки эту формулу обойти приводят к фрустрации разной степени», — поясняет Валерий Ивановский. Он просит не забывать о народной мудрости, гласящей, что без труда не выловить и рыбку из пруда.

Что касается примеров успешного зарубежного опыта, там более эффективно налажено планирование развития отраслей и подготовка кадров, а тестирование на склонности является далеко не самым важным инструментом. Психолог пояснил, что с помощью тестирования можно выявить быстроту реакции или способность к решению логических задач, но даже такие параметры могут зависеть от текущего состояния человека – стресса или усталости, влияющих на результат. А склонность к земледелию или живописи тесты не покажут.

Валерий Ивановский заключил, что пик восхищения психологическими тестами в науке уже остался в прошлом.

ТеГИ
психолог, ивановский, тесты, профпригодность
Поделиться
Похожие новости