Новость общества

Психолог Валерий Ивановский: «Отрицательные эмоции – наши лучшие друзья»

Психолог Валерий Ивановский: «Отрицательные эмоции – наши лучшие друзья»

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

11.04.2021 в 21:31:00
6270

Эмоции — это то, как человек оценивает ту или иную ситуацию; это наше реальное отношение к людям, фактам и событиям. Положительные выражаются открыто, отрицательные часто скрываются, считает, что в обществе бурно проявлять негативные эмоции не принято. Однако специалисты говорят, что «лишних» эмоций не бывает, поскольку у каждой имеется свое предназначение

Клинический психолог, основатель академии психологии Trietta Валерий Ивановский рассказал о том, что такое чувства, а также как отрицательные и положительные эмоции человека формирует его привычки, достижения, его жизнь и мировоззрение.

— Валерий Валерьевич, можно ли утверждать, что эмоции помогают в жизни человека? Чувства и эмоции — это одно и то же?

— Важно подчеркнуть, что чувства и эмоции — это аффективная сфера, которая является неотъемлемой частью человеческой жизни. Она появилась эволюционно и развивалась как инструмент мотивации и регуляции поведения. 

Для того, чтобы эмоции появились даже в том виде, о котором мы сейчас будем говорить, понадобилось миллионы лет развития и эволюции живых организмов. В самой простой схеме это выглядит следующим образом. Когда животное осуществляет целенаправленную деятельность для удовлетворения своих базовых инстинктов, оно движимо биологическими потребностями. В случае, если такие действия не приводили к желаемому результату, например, зверь не получал пищу или самку, то развивалась отрицательные эмоция, которая в дальнейшем позволяла животному избегать повторения этого непродуктивного, нерезультативного поведения. 

В случае, если действие животного было результативным, механизм действия при помощи положительной эмоции закреплялся. Появляется так называемый регулятор целенаправленного поведения, который или приводит к результату, или же нет. В случае, если желаемое достигается, положительное эмоциональное подкрепление позволяет как можно быстрее это чувство запомнить и в дальнейшем в похожих ситуациях воспроизводить. Отрицательная эмоция, соответственно, заставляет избегать нерезультативного проведения в будущем. То есть это механизм, который помогает наиболее полноценно приспособиться к окружающему миру. 

Что касается человека, он является наиболее развитым биологически и физиологически среди всех живых существ на Земле. И его эмоциональная сфера, соответственно, представляет собой гораздо более сложный и тонкий феномен. Разница состоит в том, что у животного эмоциональная сфера регулирует поведение в ответ на биологические потребности, а у человека — на социальные стимулы. Человек на каком-то этапе своего развития (по разным оценкам 50-100 тысяч лет назад) перешел от биологической стадии развития к социальной. То есть определяющими для него стали не какие-то стимулы из окружающей физической среды, а стимулы из того общества, внутри которого он находится, — социума. 

Произошел интересный переход: над человеком эволюционно перестали довлеть биологические стимулы, и бразды правления взяли на себя стимулы социальные, которые зачастую могут противоречить биологическим. Это привело к тому, что эмоциональная социальная сфера (чувства, эмоции, аффекты) значительно усложнилась, приобрела огромное количество оттенков и градаций. Но в любом случае это тот механизм, который позволяет человеку, с одной стороны, быть человеком и, с другой, наиболее функционально приспосабливаться к окружающему миру. 

Чувства и эмоции: одно вытекает из другого?

Чувства и эмоции — это внутренние понятия, которые охватываются таким базовым родовым понятием, как эмоциональная сфера. 

Чувство — это эмоциональный процесс человека, отражающий субъективное оценочное отношение к реальным или абстрактным объектам. А эмоция — это психический процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям и объективному миру. 

По сути, это разные градации одного и того же психического процесса. Здесь все зависит, с одной стороны, от его интенсивности, а с другой, от временной продолжительности. Поэтому в одном случае мы можем говорить об эмоциях в другом — о чувствах, а в третьем случае об аффектах. То есть всё это — один и тот же эмоциональный континуум. 

— В обществе принято некоторые эмоции считать отрицательными, негативными и, как правило, их избегать (например, страх, гнев). Насколько вообще правильно подавлять эмоции, и к чему это может привести? 

— Подавлять эмоции категорически нельзя. Это очень страшный посыл, которого необходимо избегать. Ведь эмоциональная сфера — это индикатор, который позволяет нам понимать, правильно или неправильно мы себя ведем по отношению к тем или иным стимулам, вызовам, которые бросает нам окружающая среда и в первую очередь социум. Это некая сложная сигнальная система, которая позволяет нам говорить, правы мы или неправы. И в конечном счете определять, насколько мы успешны, результативны, адекватны к ситуации. 

Эмоциональная сфера у людей гораздо больше развита, нежели у животных. Благодаря ей мы способны целенаправленно повторять какие-то положительные действия и избегать отрицательных. Наша эмоциональная сфера, вместе с мышлением, логикой, речью позволяет обучаться наиболее правильному поведению в обществе. И вместе с тем лучше понимать себя. 

Например, я нахожу на улице кошелек. И меня начинает обуревать желание отнести его в службу находок, так как это деньги, которые заработал другой человек, или же несмотря на то, что они не мои, оставить их себе. И в случае, если человек решает не отдавать деньги, начинаются так называемые угрызения совести, отрицательные чувства и эмоции, которые, с одной стороны, сигнализируют, что в принятой социокультурной парадигме, внутри которой находится человек, так делать нельзя. Потому что, если так будут поступать все по отношению друг к другу, социум просто распадётся, поставит под угрозу все общество, биологическое выживание видов, в конце концов. Муки совести, с одной стороны, как бы нам сигнализируют: «нет, этого делать ни в коем случае нельзя». В то же время они позволяют нам лучше себя понять: я хороший, у меня правильная иерархия ценностей, которая позволяет мне ориентироваться в окружающем человеческом мире.

И наоборот. Когда ты эти деньги относишь в бюро находок, испытываешь радость, потому что этим своим поступком ты делаешь вокруг себя мир, себя и людей лучше. Такая вот двойственная система. С одной стороны, она отражает какие-то объективные устоявшиеся правила и отношения, принятые в социуме, помогает их регулировать, а с другой, помогает понять себя на эмоциональном уровне. Если социализация завершилась правильно, человек полностью вписывается в требования, которые общество к нему предъявляет. Или если присутствуют муки совести, значит социализация прошла со сбоями, возникает необходимость лучше усваивать те нормы и порядки, которые в обществе приняты. 

Отрицательная эмоция приводит к отказу от поведения, ее вызвавшего, причём достаточно испытать ее лишь один раз. Положительная эмоция провоцирует на поиски разнообразных и более результативных паттернов поведения и способов достижения цели. В этом смысле это необходимейшее условие любого развития и эволюции.

Когда кто-то начинает говорить, что отрицательные эмоции — это плохо, и их необходимо избегать, он таким образом «обкрадывает» себя, убивает вот эту нерушимую внутреннюю логику развития. То есть он убирает мерило, которое позволяет ему понять, где-то он не прав, а где нет, и каких-то ситуаций нужно избегать. Если человек будет подавлять отрицательные эмоции сознательно или при помощи каких-то тренировок, он станет «слепым», потеряет ориентиры на дороге социального движения, не сможет понимать, что можно, что нельзя, что хорошо, а что плохо. Отрицательные эмоции — это мощнейший сигнал. А если он перестанет замечать внутренние предупреждения, это будет похоже на игнорирование красного сигнала светофора во время движения — катастрофа неминуема. 

Отрицательная эмоция — это наш лучший друг. Недаром говорят, что «за одного битого двух небитых дают».

В очень многих практиках саморазвития постулируется идея, что наши поражения, какие-то отрицательные ситуации, гораздо больше нас стимулируют, заставляют лучше понять окружающий мир, двигаться вперед, чем победы, которые всего лишь закрепляют уже существующие паттерны поведения. Да, отрицательные эмоции могут быть опасны, разрушительны как для человека, так и для окружающих. Но вопрос состоит не в том, чтобы отказаться или чтобы маркировать отрицательные эмоции и чувства как нечто недопустимое, а в том, чтобы пытаться работать с ними — брать под сознательный контроль, овладевать ими. То есть в любом случае воспринимать их как необходимый инструмент, относиться к ним должным образом. Они должны занимать в жизни человека своё надлежащее место — не более, но и не менее.

— Бывают ситуации, когда человек в плохом настроении. Он приходит, на всех ругается, срывается. В конце концов «выпускает пар» и говорит: «Ну, накопилось». Как понять это выражение? Как нематериальное может накопиться? 

— Это очень интересный вопрос, глубокий. Ответ на него непосредственно проистекает из того, о чём мы говорили ранее. Надо проследить, каким образом накапливается этот негатив, который потом выплескивается наружу. Мы только что говорили, что отрицательные эмоции — это мощнейший регулятор, сигнализатор. Человек производит любые действия для достижения каких-то социальных целей, 99% своего времени он занят именно этим, на него воздействуют социальные мотиваторы. 

Причем в отличие от животных, человек одновременно может быть мотивирован абсолютно разными стимулами в одну единицу времени. То есть человек полимотивирован. Его действия иногда направлены на достижение одновременно двух, трёх, пяти и более целей. А на этом пути: произвольном, поведенческом, эмоциональная сфера также ежесекундно работает, сигнализирует ему: «так можно делать, а так нельзя». Но иногда человек, до конца не понимая, чем для него является эмоциональная сфера, вопреки сигналам «так нельзя», «так не надо», продолжает делать так, как его эмоциональная система действовать не велит. В этом случае возникают стойкие очаги напряжения в коре головного мозга — неокортексе, который как раз и отвечает за сознательные, целенаправленные действия человека. 

Человек что-то делает — эмоциональная сфера возбуждает определенную группу нейронов, которая сознательно воспринимается в виде той или иной отрицательной эмоции, говорящей «так делать не надо». И в идеале человек должен прекратить или изменить поведение, и тогда очаг возбуждения переходит к торможению. Все, программа выполнена. Но если вопреки этой сигнализации человек продолжает свои действия, происходит зацикливание. 

Здесь необходимо привести очень интересную теорию деятельности Анохина — у него есть термин «акцептор результатов действия». Она состоит в том, что человек, ежесекундно осуществляя какую-то деятельность, всегда сравнивает практический результат, который он получил, с результатом идеальным, который он рассчитывал получить, то есть идеальное с реальным. И если этот идеальный акцептор результатов действия с тем, что он получил в реальности, совпадает, контроль снимается: программа сформирована, запущена, выполнена — человек переходит к другой деятельности. Но если возникает разноголосица, когда, сравнивая с тем, что происходит, эмоциональная сфера говорит «так нельзя», а человек продолжает так делать, возникает стойкий очаг возбуждения, и программа начинает сбоить. 

Так как человек — существо полимотивированное, таких очагов может быть сразу несколько. Один из них может быть небольшой, но, когда их становится очень много, наступает так называемая парадоксальная фаза. В этот момент происходит огромный эмоциональный всплеск, так называемая «последняя капля», когда к 99 очагам добавляется 100-й, это вызывает мощный резонанс. 

Это возбуждение переходит какие-то допустимые границы, и мозг таким образом разряжается. Но так как мы все движимы, мотивированы сознательной деятельностью, мы можем на что-то реагировать только действием. И под эту эмоцию подгоняется псевдорациональное действие. Например, когда человек на кого-то срывается и говорит: «Я сорвался, потому что ты мне горячий чай принес». На самом деле это всего лишь триггер, который позволяет рационализировать всё накопившееся возбуждение.

— С негативными эмоциями понятно. А с позитивными? Во-первых, сейчас очень модно быть позитивным. Но необузданный оптимизм тоже нехорошо. Вот эта подмена эмоций она не опустошает человека? 

— Это тоже интересный вопрос. С одной стороны, если следовать логике вышесказанного, превалирование или игнорирование как одного, так и другого эмоционального состояния: положительного или отрицательного — это всегда искусственно созданная, неестественная ситуация. Если мы считаем, что можно сравнивать отрицательные эмоции с левой ногой, «давайте её отсечем, потому что есть правая», то делать акцент только на положительных эмоциях — это значит, тоже искажать существующую реальность (обесценивать правую ногу, потому что есть левая). То есть мы делаем ту же самую ошибку, только с другой стороны.

В любом случае мы убираем из своей сферы негативные эмоции, которые являются очень мощным обучающим фактором для нашей результативности, чего делать нельзя. Когда мы уходим от нормы далеко, возникает некая патологическая ситуация. Происходит то же самое игнорирование отрицательных эмоций за счёт выпячивания положительных. Это искажает естественные взаимоотношения между человеком и миром. 

Получается, что эволюционно отрицательные эмоции гораздо важнее для человека, чем положительные. Даже после рождения, когда ребёнок начинает развиваться, он руководствуется правым полушарием своего мозга, которое как раз отвечает за негативные эмоции. И потом в результате развития это всё переходит (только у правшей) на левую сторону, и левое полушарие является доминантным. Оно как раз отвечает за позитив. Почему? Потому что с точки зрения выживаемости отрицательные эмоции гораздо информативнее. Это как у сапера, который может ошибиться только один раз. 

Положительное хорошо. Но оно не так важно для нашего выживания, как те ошибки, которые могут быть роковыми. Поэтому отрицательные эмоции гораздо больше дают нам для выживания. 

С точки зрения развития именно высших психических функций, это может быть связано с тем, что окружающая среда усложняется невообразимо быстро. Количество различных стимулов, в том числе и негативных, растёт в геометрической прогрессии. Иногда наша нервная система не успевает справиться с ними. И тогда происходят некие дезадаптации, которые выражаются в виде неврозов, психозов, различного рода навязчивых состояний и так далее — вся линейка психических расстройств и заболеваний. 

Именно человеческая психика гораздо более результативная. Тут есть некий парадокс на положительной стимуляции. Человек, который испытывает положительные эмоции и который положительно относится к миру, находится в более оптимальной физической и психической форме. И это позволяет ему лучше адаптироваться к окружающему миру, в первую очередь к социуму, в котором находится. 

Вспомните, еще 20 лет назад мы не знали сотовых телефонов, а сейчас уже на Марс полетели. Для того, чтобы мы в эту сегодняшнюю точку вошли, понадобилось несколько миллиардов лет биологической эволюции. Не всегда наша психика успевает справиться с наплывом нового. И (парадокс!) мы говорили, что человек, в отличие от всего остального живого на Земле, не движим, не мотивирован биологическими стимулами, а руководствуется только стимулами социальными. Именно у человека происходит некое обращение, что положительные эмоции для его душевного здоровья, продуктивности и самореализации играют гораздо большую роль, чем эмоции отрицательные. 

Поэтому оптимизм никогда не бывает излишним. Но тут очень тонкая грань: нужно, чтобы человек не ушел в иллюзорный мир, чтобы это не мешало ему воспринимать реальность такой, какая она есть. А, по сути, мы возвращаемся к ситуации, что стакан всегда или наполовину пуст или наполовину полон. Каждый отвечает на этот вопрос сам. Но человек отвечает, что его стакан наполовину полон, ему гораздо приятней, комфортней и радостней жить в этом мире. 

— Общество все равно навязывает подавление негативных эмоций… То есть если человек хочет кричать, ругаться, выплескивать свои эмоции, считается, что он неадекватен

— Это связано с очень интересными вещами. Так как человек руководствуется инстинктами не биологическими, а социальными, происходит парадокс: для развития общества биологические истины губительны. Поэтому оно делает всё, для того чтобы установить примат приоритета инстинкта социального. Инстинкт биологически учит человека быть эгоистом, он говорит: «Весь мир для меня! Я — в приоритете!» Но если человек живёт с такой установкой, соответственно, он является врагом общества. Именно поэтому в обществе не приветствуется стяжательство, эгоизм, зацикленность на себе. А общественный постулат говорит, что в приоритете общество, а не человек. Для общества гораздо важнее, чтобы развивалось оно, а жизнь отдельного человека неважна. 

Происходит противоречие между инстинктом биологическим и социальным. И оно крайне интересно, неотменимо. Человек — это существо биологическое. Но в то же время, в отличие от всех других биологических существ, он часто большую часть времени ведет себя вопреки своему биологическому инстинкту. Какие-то ситуации, когда человек за свою идею отдает жизнь за других, в животном мире вообще невозможны. С точки зрения биологического инстинкта это парадокс необъяснимый.

А гнев ассоциируется как раз с деструкцией, с тем, что может нанести ущерб социальному сосуществованию. Потому что его проявления могут разрушить общественную ткань. Ведь биологическому инстинкту миллиарды лет, а инстинкту социальному около пятидесяти тысяч. То есть они находятся в неравном положении. Именно поэтому общество пытается своей сознательной регуляцией убрать всё, что касается негатива. Это ведь достаточно опасно для социального развития. 

— Получается, это, как бомба замедленного действия? Когда накапливается негативная эмоция, человек психует. Как в фильме «Джокер»: герой, вроде бы, улыбается, всё хорошо, а потом понеслась…

— Очень хорошее сравнение! Мы вообще приходим к тому, что жизнь человека — парадоксальна. И эта парадоксальность рождает нашу уникальность, и говорит о том, что жизнь человека и сознание — это невероятный дар, но в то же время и ответственность и проклятие.

Автор: Алёна Черепкова, София Кладова
ТеГИ
отрицательные эмоции, психология, чувства
Поделиться
Похожие новости