Новость общества

Удовольствие и кайф: почему мы к ним стремимся и так ли они нужны людям

Удовольствие и кайф: почему мы к ним стремимся и так ли они нужны людям

Фото © «Московская газета»

09.03.2023 в 00:13:00
9274

Клинический психолог, основатель академии «ТРИЭТТА» Валерий Ивановский ранее рассказывал о том, как сформировать правильное пищевое поведение. По его словам, для этого, в частности, необходимо отбросить все излишние ритуалы, с которыми сопряжено потребление пищи, и есть лишь тогда, когда это физиологически необходимо. Однако многие люди едят в том числе для того, чтобы получить от этого удовольствие. В новом интервью «Московской газете» Валерий Ивановский объяснил, откуда взялось понятие удовольствия, нужно ли делать получение удовольствия целью жизни и к какому удовольствию стоит стремиться

«Говоря о правильном пищевом поведении, нужно начать с того, что есть нужно лишь тогда, когда организму необходимо восполнять дефицит вещества и энергии, и организм об этом сигнализирует чувством голода. Необходимо исключить из этого процесса всё, что ему изначально несвойственно, например, желание получить удовольствие от пищи, заглушить тревогу или совершить некий социально одобряемый ритуал, связанный с приёмами пищи, — напоминает Ивановский. — Всегда, когда люди слышат, что им необходимо перестать культивировать чувство удовольствия от еды, они реагируют единственным образом, а именно, очень эмоционально произносят фразу-вопрос: «Что? Отказаться от удовольствия, вызываемое наслаждением от приема пищи?! Тогда что останется в жизни, от чего еще получать удовольствие, для чего вообще жить?» Таким образом, говоря о том, что мы не должны получать удовольствие от пищи, если не хотим иметь проблем, связанных с лишним весом, мы вышли на вопрос: «а почему мы стремимся получать от чего-либо удовольствие. Почему мы считаем, что получение удовольствия должно составлять неотъемлемую часть жизни или являться ее смыслом?» Ведь, получается, что в ситуации стабилизации своего веса мы готовы менять получение удовольствия от пищи на получение удовольствия от чего-то другого, но не отказываться от получения удовольствия как такового. То есть, мы представляем свою жизнь таким образом, что стимулом, мотивом поведения человека является получение удовольствия от результатов этого поведения».

Психолог напомнил, что первые попытки определить место удовольствия в жизни человека предпринимались еще тысячи лет назад, их следы остались в истории философских течений, адепты и последователи которых по-разному смотрели и смотрят на эту проблему. Так, гедонисты считают, что целью жизни как раз является получение разного рода наслаждения и удовольствий. На другом конце находятся киники, которые, напротив, призывают сосредоточиться на созерцании мира и ограничить удовольствия в своей жизни. Между ними находятся эпикурейцы, которые попытались свести воедино две противоположных концепции и пришли к выводу, что отсутствие страданий – это и есть удовольствие, а смысл жизни заключается в наслаждении от постижения её тайн.

«Если исследовать значение и происхождение слова удовольствие, можно прийти к выводу, что оно происходит от слова «довольствие», «довольствоваться», что означает принимать минимально возможный результат, чтобы считать, что желаемая цель достигнута. Отсюда происходят фразы вроде «я довольствуюсь тем, что мне даёт судьба», «необходимо довольствоваться малым» или «удовольствуюсь этим ответом». Также этимология слова свидетельствует о том, что оно происходит от древнерусского «волити», что означает волю, стремление к чему-либо. Причём под волей принято понимать способность человека сознательно и целенаправленно определять свое поведение, умение концентрировать физические и психические возможности для преодоления трудностей, препятствий, стоящих на пути к цели. Наконец, довольствие характерно и для военной терминологии, где означает компенсацию за труды, затраченную энергию. Собирая всё это вместе, я прихожу к мысли, что 99% людей неверно понимают фразу «смысл жизни – удовольствие». Они отождествляют удовольствие с наслаждением, с получением ярких положительных эмоций. А на самом деле удовольствие – это постоянная активная позиция по отношению к себе и к жизни. Проба себя, попытки выйти за границы себя, бесконечный процесс мобилизации своих возможностей для саморазвития, самоактуализации и самореализации, который сопровождается положительными эпикритическими ощущениями, в противовес протопатическим недифференцируемым чувствам, сопровождающим полный желудок», — объясняет Ивановский.

Он отмечает, что волевым называют человека, который способен ставить цель и преодолевать препятствия на пути к ней. С другой стороны, удовольствие является компенсацией за затраченные усилия при достижении цели. Таким образом, фраза «смысл жизни в удовольствии» приобретает совсем иное звучание. Она означает, что человек должен постоянно стремиться достигнуть максимума из возможного, стремиться к самореализации. В этом случае под удовольствием понимается осознание расширения физических, интеллектуальных или морально-нравственных возможностей. При занятиях спортом мы становимся сильнее и выносливее, образование и научные изыскания делают нас умнее, а воля, направленная на нравственные поиски – великодушнее, добрее и т.д. Удовольствие как раз и является постоянным стремлением выйти за границы себя, достичь чего-то нового.

Когда мы говорим об удовольствии в общепринятом смысле, чаще всего речь идёт об удовлетворении наших базовых, утилитарных потребностей, таких как потребность в еде, сне, сексе и так далее. Валерий Ивановский отмечает, что в принципе в течение жизни постоянно происходит обмен веществом и энергией с окружающей средой: «Мы получаем вещество и энергию из окружающей среды тогда, когда мы испытываем в этом нужду. И при удовлетворении какой-либо потребности мы испытываем удовольствие, субъективные положительные эмоции. Такие положительные эмоции являются благоприобретённым в процессе эволюции способом закрепления удачных практик обмена веществом и энергией с окружающей средой. А негативные эмоции, наоборот, отвращают нас от повторения каких-то действий. Сунул два пальца в розетку, получил удар током и больше туда не полезешь. Шёл по лесу, нашёл дерево с яблоками, насытился, получил положительные эмоции. Значит в дальнейшем будешь ещё ходить по лесу и искать деревья с яблоками. Такого рода удовольствие является древним инструментарием, помогающим закреплять результативное поведение».

Однако психолог напомнил и о социальной эволюции, которая, с одной стороны, является продолжением биологической эволюции, а с другой, самостоятельным процессом, в рамках которого человек начинает не только приспосабливаться к окружающей среде, но и менять её под свои нужды.

«Удовольствие характеризует вынужденное, рефлекторное поведение человека, однако человек рефлекторными мотивами уже давно не руководствуется. Социальное бытие ставит перед нами куда более сложные, социальные задачи, которые требуют и осуществляются иной регуляцией», — говорит Валерий Ивановский.

Специалист напомнил, что чем ниже в эволюционном плане находится животное, тем более заметен в его существовании метод перебора, как способа достричь приемлемого результата. Так, рыбы откладывают тысячи яиц, утки – десятки, а человек рождает 1-2 детей. Это объясняется тем, что живые существа на более низкой ступени развития стараются создать как можно больше биологического материала, чтобы в результате экспериментов и естественного отбора часть его могла выжить. Выжившие особи закрепляют какие-то полезные для вида практики и функции, которые затем становятся инстинктами.

«В рамках эволюции человека отбор происходит принципиально иным образом. Интеллект человека действует методом логических операций, основанных на анализе и синтезе. Для решения какой-либо задачи человек не совершает ряд хаотических действий, в надежде найти это решение, а сначала анализирует ситуацию, то есть выделяет главные факторы и отбрасывает второстепенное, определяет на основе имеющихся знаний возможные варианты решения задачи, а затем синтезирует свой опыт, программирует оптимальное решение и решает эту задачу. Благодаря интеллектуально-логическому методу тот же прогресс, на который прежде эволюции требовались миллионы лет, у человека происходит кратно быстрее. Интеллектуально-логический метод несоизмеримо результативнее метода перебора. Благодаря социальной эволюции человек не руководствуется вынужденным рефлекторным поведением. Социальные условия диктуют совсем иные цели и задачи. Например, добывание и поглощение пищи уже не является базой эволюции. Мы не тратим 100% нашего времени на поиск пропитания. Наше время мы тратим на достижение социальных целей, преломленных через наше психическое состояние. Поэтому поведение человека уже не вынужденное, а преднамеренное, волевое. Прежде чем что-то сделать, человек сам определяет для себя цели и задачи. И далеко не всегда эти сознательно выбранные цели исходят из нужды. Они исходят из мотивов, представлений о мире, от давления социальных требований. Поэтому социальное поведение может характеризоваться самопожертвованием, человек может делиться последним с другими людьми и даже отдавать жизнь ради каких-то высоких целей. Это не нужда, это не дефицит вещества и энергии, которые мы как гетеротрофы вынуждены добывать извне, поэтому тут нет места рефлекторной регуляции и ее инструментам в виде чувства удовольствия, которое должно сопровождать удовлетворение физиологической нужды. Мы даже не замечаем каким благом является социальная организация, которая избавила нас от болезненных и опасных усилий, направленных на выслеживание, добывание и готовку зверя, защиту своего тела от хищника и врага, поиск теплой пещеры для безопасного сна», — объясняет клинический психолог.

Основатель академии «ТРИЭТТА» констатирует, что представление об удовольствии как единственной цели жизни неактуально. Те, кто так считает, отрицают всю человеческую эволюцию и низвергают нас на биологический уровень. По словам психолога, если мы мысленно проживём любой наш день, окажется, что мы совершаем не так уж много поступков, которые непосредственно приносят нам удовольствие, а большинство действий мы совершаем из-за других мотивов.

«Принцип жизни ради удовольствия ошибочен и, более того, рудиментарен. Удовольствие в физиологическом смысле не может быть целью жизни, и мы не можем стремиться получать удовольствие от всех своих поступков. Цели и смысл жизни у каждого человека подчинены определённой градации. Но на вершине этих целей и задач всегда находятся те, которые могут принести максимальный социальный эффект. Ведь мы, даже иногда не задумываясь об этом, стремимся к славе, к власти. А что означает стремление к славе? Это когда нами восхищаются, нам рукоплещут. А этого добиться можно в том случае, если наши действия приводят к максимальному положительному эффекту для других людей. Хороший врач спасает множество жизней, хороший певец или художник дарит окружающим красоту, услаждает их эстетические чувства и так далее, получая за это благодарность и любовь окружающих. Власть в представлении обывателя — это безграничная моральная сила, основанная на выдающихся качествах, которые позволяют нам требовать выполнения своих велений от других. Опять же власть подразумевает такие качества, использования которых, приносят пользу многим. Тем самым, осознанно или нет, человек стремится к такому образу жизни, который приносит максимальную пользу другим, в противном случае он страдает», — говорит Валерий Ивановский.

По словам эксперта, произвольное поведение, которое программируется социальными целями, относится к удовольствию очень опосредованно. Мы можем от чего-либо испытывать удовольствие, но это не мешает нам совершать множество других поступков, которые удовольствия не приносят. В частности, мы ходим на работу, соблюдаем законы и многое другое, хотя удовольствия от этого не испытываем.

Ивановский поясняет, что к удовольствию, которое нам приносит удовлетворение биологических потребностей, не стоит стремиться и делать его целью своей жизни.

«Удовлетворение таких потребностей ничего нам не даёт в плане личностного роста. Оно оставляет нас на таком же уровне. А, например, переедание даже делает нас хуже, увеличивая массу тела, уменьшая возможности тратить энергию, жить и развиваться. Однако есть другой вид потребностей, которые мы называем социальными. Вообще потребности условно можно разделить на потребности для тела, для интеллекта и на духовные потребности. Например, когда мы занимаемся спортом, это делает наше тело более сильным, гибким, выносливым, делает нас эстетически более красивыми. Это в итоге приносит нам удовлетворение, хотя сам процесс тренировок может быть тяжёлым и болезненным. Когда мы занимаемся интеллектуальным развитием, науками, мы не просто становимся умнее и расширяем свой кругозор, но и можем результативнее взаимодействовать с социумом, приносить больше пользы. Когда мы расширяемся духовно, мы становимся добрее, великодушнее, учимся сострадать. Таким образом, при переходе от биологических способов регуляции жизни к социальным, принцип удовольствия, который является физиологическим инструментом закрепления условного рефлекса заменяется принципом удовлетворения, который следует понимать как сознательную положительную эмоцию, возникающую в результате достижения социальных целей и задач, имеющих положительный эффект для неограниченного количества окружающих. Причем, чем большее количество людей затрагивает осуществленная социальная цель, тем более выраженным является чувство удовлетворения.

Давайте представим жизнь гедониста, который занят поиском удовольствий. Он неизменно попадает в ловушку изощренного переедания, опостылевшего секса и вещизма, который с каждой новой покупкой делает его все равнодушнее. Но самое главное такой человек все дальше уходит от жизни человеческой, уподобляясь разнузданному животному, которое жирея и испытывая скуку, движется к смерти, проклиная жизнь. Недаром практически все миллиардеры на определенном этапе жизни жертвуют большую часть состояния на значимые социальные проекты, призванные помочь как можно большему числа страждущих. Ведь накопление денег начинается как попытка компенсировать свою неуверенность и заместить деньгами те недостающие качества, которые позволяют результативно взаимодействовать с внешним миром, то есть покупать любовь, благорасположение, лояльность и т.д. Но самое главное — помогают безгранично удовлетворять базовые потребности в еде, сне безопасности и сексе. Но когда человек получает возможность иметь все, он быстро постигает иллюзорность этих стремлений, поэтому богатые часто стремятся к скромности в быту, покупая обычную одежду, предметы быта и техники. Это не позерство как думают некоторые, это болезненная практика, которая демонстрирует богатым что элитарное потребление не решает ни одной их проблемы, не избавляет от страхов и тревог и не наделяет выдающимися качествами. Затем приходит понимание необходимости развития в себе социального, которое заканчивается щедрыми пожертвованиями своего состояния на благо других. Спросите у себя: что вы хотите сделать, когда получите много денег? Как правило, всех это ввергает в ступор, так как оказывается, что у нас нет ответа на это вопрос, хотя все мы зачем-то стремимся к деньгам, а потом приходят однотипные ответы: построить школу, храм, больницу и т.д. Это и есть социальное удовольствие и смысл жизни от максимального действия, направленного на социальные цели, которые раскрывают максимум твоей человеческой потенции», — рассказывает Ивановский. Такого рода цели и задачи, не связанные с получением удовольствия непосредственно от удовлетворения своих базовых потребностей, но приводящие к максимизации социального эффекта, и должны быть в приоритете, должны приветствоваться и поощряться, констатирует клинический психолог.

ТеГИ
психолог, ивановский, триэтта
Поделиться
Похожие новости