Новость общества

Возродить советские мощности или не допустить «закрытия границ»: что делать с производством семян в России

Возродить советские мощности или не допустить «закрытия границ»: что делать с производством семян в России

Фото © «Московская газета»

22.03.2023 в 14:02:00
3534

«Московская газета» выяснила, как обстоят дела с импортозамещением семян и семенных культур в России. Проблема есть, о ней знают в Госдуме и предлагают решение. А российский производитель семян рассказал изданию о конкуренции с голландскими семенами, особенностях производства и сложностях с регистрацией новых сортов

Обновить комплексы, поросшие сорняками

Всерьёз импортозамещением семян овощных культур российские аграрии обеспокоились еще в конце 2014 года после резкого ослабления курса рубля, рассказал «Московской газете» член Экспертного совета Комитета по защите конкуренции Государственной Думы России Дмитрий Тортев.

«В ряде регионов на тот момент весь семенной фонд картофеля пополнялся за счет поставок из Германии и Нидерландов. Естественно, что вслед за курсом евро взлетели цены на посадочный материал», – рассказал Дмитрий Тортев.

Одновременно селекционная база, оставшаяся в наследство от СССР, находилась в руинах, отметил собеседник издания.

«Не везде, конечно, но, к примеру, на Урале, по признанию самих аграриев, комплексы были заброшены и поросли сорняками. Когда я в 2015 году спросил представителя одного из уральских комплексов, почему они используют для картофеля импортный материал, мне ответили: «Мы думали, что все будет хорошо, и зачем нам поддерживать процесс семеноводства, если мы ежегодно завозим семена из Европы и размножаем их», – говорит эксперт.

В 2015 году на фоне перечисленных событий и аграрии, и чиновники на местах срочно стали строить планы по поддержанию отечественного семеноводства: на первых порах на эти цели выделяли сотни миллионов рублей, но к 2018 году, по наблюдениям Дмитрия Тортева, к этой затее подостыли, и ситуация в итоге оказалась прямо противоположной.

«По данным ВШЭ и ФАС, с 2010 по 2020 годы доля импортного посадочного материала только выросла. Например, по сахарной свекле доля семян выросла до 98% за десять лет, доля отечественных семян подсолнечника на российских полях сократилась с 47% до 27%, по кукурузе сокращение произошло с 63% до 42%. Не лучше ситуация с картофелем и овощами, где доля импортных семян составляет 65% и 80% соответственно. При этом, согласно новой доктрине продовольственной безопасности, утвержденной в январе 2020 года, доля отечественных семян должна была составлять уже 75%. На момент принятия этот показатель, по данным Минсельхоза России, составлял 62,5%, но эту «среднюю температуру» по больнице вытягивала пшеница, которая давно замещена и в целом составляет большую долю на посевных площадях в сравнении с другой продукцией растениеводства», — рассказал Дмитрий Тортев.

По его словам, с момента публикации доклада ВШЭ и ФАС картина сильно не изменилась, у аграриев и профильных институтов так и не появилось мотивации в ускоренном темпе создавать отечественный семенной материал.

«А главная мотивация — это финансирование: или увеличивать объем государственных субсидий, или привлекать частные инвестиции, — отметил член экспертного совета Госдумы. — Второй пункт в современных реалиях слабо реализуем: агропромышленный комплекс всегда воспринимался бизнесом как отрасль с высоким уровнем рисков и слишком долгосрочной перспективой отдачи (если она, конечно, вообще будет). На сегодняшний день АПК, как и в прошлом, остается отраслью, которая требует регулярных государственных дотаций. Тем более, что отечественная селекция не пользуется сильным доверием среди аграриев — российские новинки предприятия берут с большой неохотой, предпочитая даже обходными путями пополнять семенной фонд импортными материалами».

По мнению Дмитрия Тортева, импортозамещение — это не только создание своего продукта в родных стенах: получившийся продукт должен пользоваться спросом, быть конкурентоспособным.

«Многие селекционные НИИ не могут создать такие семена из-за устаревшей технологической базы. Тот же НИИ сахарной свеклы и сахара работает в непростых условиях, институту нужны опытные поля и современная техника для создания конкурентноспособных образцов. Сейчас специалисты способны выводить семена, которые не имеют высокого коэффициента размножения и не защищены от действия заморозков. Понятно, почему 98% посевных площадей засеяны импортными семенами сахарной свеклы. В сравнении с развитыми странами отечественным НИИ, которые специализируются на селекции, выделялись средства только на поддержание своего существования. Таким образом, кроме вливания государственных субсидий, ничего не остается», – пояснил собеседник «Московской газеты».

Однако об увеличении финансирования в Минсельхозе России задумались, по сути, на фоне санкций, когда начались первые сложности с поставками, отметил член Экспертного совета по защите конкуренции ГД.

«И только на днях правительство России объявило о планах выделить дополнительное финансирование на программы по научно-технологическому развитию АПК, — говорит Дмитрий Тортев. — В частности, предполагается компенсировать из федерального бюджета до 50 процентов затрат на строительство семеноводческих центров. Однако даже при такой схеме господдержки ожидать рывка в отечественной селекции ожидать не стоит. От начала строительства новых комплексов (с учетом их запуска) и до производства конкурентоспособной продукции может пройти лет пять. Ускорить этот процесс позволило бы обновление уже имеющихся комплексов».

Преодолеть «голландское лобби», но не замкнуться от мира

Журналист «Московской газеты» попытался связаться с российскими производителями семян, в том числе, с такими компаниями, как «Русский огород» или агрофирма «Поиск». Получить комментариев не удалось. Впрочем, в нескольких компаниях согласились с тем утверждением, что семена на российском рынке, в основном, импортные, но дальше этого дело как-то не пошло.

В итоге «Московская газета» смогла обсудить проблемы производства с представителем единственного в России экспортёра семян.

«У нас есть своё производство и своя селекция семян: культуры томата, огурца, баклажана и зеленые культуры (укроп, петрушка, салаты, руккола), — рассказала руководитель направления ЛПХ (семена для личных подсобных хозяйств) компании «Гавриш» Ольга Кондакова. — В чём-то мы конкурируем с голландскими семенами, а в чём-то они дополняют наш ассортимент. У нас есть селекция как для агропроизводства – тепличных комбинатов, светокультуры, фермеров защищенного грунта и т.д., так и для дачников и садоводов. В агропроизводстве наши клиенты – это несколько сотен компаний, включая фермеров, тепличные комбинаты и наши компании, занимающиеся распространением в регионах семян компании «Гавриш».

— Верно ли, что на отечественном рынке предпочтение отдаётся импортным семенам?

— Дачники и садоводы, в основном, предпочитают отечественные сорта. А на рынке сельхозпроизводства, к сожалению, предпочитают импортные семена.

—Дело в качестве продукта?

— Нет, дело не в этом. У нас есть гибриды и сорта, которые не хуже, а по каким-то позициям и лучше голландских. У нас есть свои теплицы со светокультурой, производство, селекционная база, лаборатория молекулярных маркеров, биолаборатория, испытательная лаборатория, в том числе аккредитованная на сертификацию. Мы можем не только предложить поставку семян, но и сопроводить её документами, доработать семена, вести селекцию.

— Почему же тогда на рынке выигрывают голландские семена?

— Голландцы очень хорошо продают и лоббируют свой продукт. Например, они поставляют тепличные конструкции, начинку – трансформные узлы, систему зашторивания, предоставляют кредит на конструктив, на внутреннее оборудование, и при этом очень настойчиво предлагают контракт на использование определённых сортов и гибридов семян. Мне кажется, на российском рынке есть и определённое лоббирование голландцев. Несмотря на все санкции, эта ситуация пока не изменилась. Голландцы богаче, у них больше опыта. Они просто умеют продавать любой продукт, умеют лоббировать. При всех этих проблемах, нам, нашему предприятию, есть что предложить рынку, в последнее время к нашим гибридам проявляется больший интерес, чем раньше. Но рынок всё-таки очень конкурентный.

— Российское сельское хозяйство сможет обойтись без западных семян?

— Голландцы торгуют по всему миру, рынок России для них около 1%, они, возможно, могут нашим рынком и пожертвовать. Но если Голландия закроет поставки семян, не стоит уверенно утверждать, что в этом сегменте российский рынок обеспечит себя семенами сам. Учитывая, например, что 90% семян моркови – импорт: Голландия, Франция, Италия, Германия. Такая же ситуация со свёклой. Петрушку мы завозим из Италии. Да, по семенам томатов и огурцов наше предприятие сможем закрыть потребность по стране на короткий период. Но чтобы делать это планово, регулярно, без «судорог», к этому надо готовиться. Мы сможем произвести 10 тонн семян огурцов или 3 тонны семян томатов, это очень много. Но, если сегодня сделка есть, а завтра нет, мы в таком режиме производства просто разоримся. Рынок нужно подготовить к переходу на отечественные семена. Вообще, семена выгоднее производить в южных регионах. И юг России – это всё равно не такой юг, как в Италии. А Ставрополье и Краснодарский край – это стопроцентное заражение семенной культуры таким сорняком, как амброзия, и на такие семена нам просто не дадут необходимых документов. Чтобы создать в России зоны семеноводства, необходимо государственное влияние: ни фермеры, ни частные предприятия никогда не смогут сами в этом направлении договориться. Необходима обработка обочин, лесополос, борьба с сорняками, жёстко регламентированная изолированность посевов, целый комплекс мер и условий. В советское время всё это регулировалось и, видимо, нормально: я сама в 90-ые покупала отечественные семена. Но сейчас, мне кажется, надо думать не о том, как возродить советское производство и закрыться от мира. Надо идти более естественным путём. Потому что мировой рынок рано или поздно откроется. Вспомним Японию: экономический рывок в стране произошёл, когда она открылась миру.

Российские производители осуществляют экспорт семян?

— Наша компания – единственная, которая экспортирует семена. В Европу, в том числе. Но сейчас это объективно сложно и дорого. Речь идёт о небольших фрагментарных сделках. Основной наш рынок – Россия.

Насколько импортозависимо производство семян на вашем предприятии?

— Техника – частично импортная. Часть тракторов теперь – китайские. Что-то удалось заместить, что-то нет. Оборудование в теплицах импортное. В том числе, от европейских поставщиков.

Ваше производство семян основано на советском наследии, советских семеноводческих комплексах?

— Нет, производство мы создавали сами в течение 30 лет. Сначала арендовали теплицы, потом построили свои, стали закупать машины. Владелец нашей компании Сергей Фёдорович Гавриш – выходец из Тимирязевской академии. Мы учредили стипендию для лучших студентов в Тимирязевской академии, приглашаем студентов на практикумы. Поскольку «кадры решают всё». Если говорить о преемственности технологий, то да, агрономы у нас успели застать производство конца Советского Союза– 90-ых. А вот в целом по стране эта школа не очень-то сохранилась. Умеющих вести производство предприятий – не так много. Фермеры уже хотели начать это в прошлом году, но пока не очень умеют. Многим выгоднее выращивать готовый товар.

— Насколько сложно создать и зарегистрировать новый сорт семян в России?

— Чтобы вывести гибрид, нужно 3-5 лет. У нас есть лаборатория молекулярных маркеров, это упрощает процесс. Мы накопили определенный опыт в открытии сортов. Что касается государственной регистрации сорта, до недавнего времени она стоила вполне приемлемых денег Испытания сорта на территории нашего предприятия стоили около 5 тысяч рублей. Теперь стоимость регистрации выросла в десятки раз. Зарегистрировать новинку – это время и деньги, и никто не знает заранее, пойдёт ли сорт в производство, в реализацию у дачников и в каком объеме.

— Какие ещё проблемы возникают при регистрации сорта?

— Оценка сортов на устойчивость к болезням не проводится, а это важно. Иногда мы сталкиваемся с замечаниями по названиям сортов: названия нет, или буквы не те, или слов больше или меньше, чем нужно. Также Госкомиссия оценивает такой параметр, как урожайность, и, если он ниже определённого уровня, возникают проблемы. Но какая разница, какая урожайность у сорта, если она устраивает наших партнёров? Например, томаты с повышенными вкусовыми качествами теряют в урожайности, и наши партнёры к этому готовы. В общем, Госкомиссия – это административный ресурс, который надо делать более-менее рабочим, расширять квалификацию и компетенции этой организации. Отмечу, что для агропромышленного производства регистрация сортов, конечно, необходима. А вот для пакетированных семян, которые у нас покупают дачники, садоводы и просто люди, которые выращивают томаты на балконе – совершенно не обязательна. Тем не менее, сейчас мы должны проводить регистрацию всех сортов и гибридов овощей через Госкомиссию и для этих сортов, – рассказала Ольга Кондакова.

В начале февраля Минсельхоз сообщил, что Россия открыта для всех иностранных производителей семян, чья продукция соответствует требованиям безопасности. Запреты на ввоз вводятся исключительно в случае несоответствия продукции требованиям безопасности и угрозы заражения агрокультур болезнями растений, несущих риски для урожая. В ведомстве заверили, что дискриминации в отношении отдельных производителей нет. Однако российские власти продолжат способствовать импортозамещению в сфере сельского хозяйства, в том числе посредством поддержки селекционной деятельности и квотирования импорта, чтобы отечественный производитель мог занять определённую долю рынка.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
семяна, производство, россия
Поделиться
Похожие новости