Новость политики

Закончится ли мировая гегемония доллара?

Закончится ли мировая гегемония доллара?

Фото © «Московская газета»

07.10.2022 в 13:14:00
2698

Доллар в качестве резервной валюты за 20 лет потерял около 10%. По сути, пока нет региональной валюты, которая могла бы с ним сравниться. Ближайшая – евро – все еще серьезно отстает, занимая менее 20% в резервах и около 5% в транзакциях, сообщил «Московкой газете» аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов

Эксперты продолжают делать прогнозы о том, в какие сроки будет найдена реальная замена доллару в качестве мировой резервной валюты. По мнению финансового аналитика Андрея Верникова, для реализации этой задачи, странам, задавшимся такой целью, понадобятся десятки лет. 

ФРС США несколько заседаний подряд повышает учетную ставку, что ведет к укреплению доллара. С учетом того, что финансовый мир в целом весьма консервативен, к нему по-прежнему сохраняется исключительное доверие в отличие от альтернативных валют. Даже евро пока не имеет возможности претендовать на лидирующие позиции на планете. Практикуемые, в частности, по линии Россия-Китай или Турция-Россия попытки торговать, не прибегая к доллару, а в национальных валютах, по оценке эксперта, носят «локальный характер». При этом, дефолты развивающихся стран не являются редкостью, в отличие мировых экономических чемпионов, валюты которых не подвержены сравнимым рискам резкого обесценивания.

Следует ли ожидать, что доллар будет терять позиции в мире (в частности, в связи с переходом на расчеты в национальных валютах между странами), и какие валюты могут прийти ему на смену?

«На данный момент говорить о том, что доллар теряет позиции в мире, пока рано. Он остается главной резервной и транзакционной валютой, составляя 58% и 88% соответственно. Доллар в качестве резервной валюты за 20 лет потерял около 10%. Пока нет региональной валюты, которая могла бы хоть как-то сравниться с долларом. Евро все еще серьезно отстает, занимая менее 20% в резервах и около 5% в транзакциях. Многие говорят о юане, который составляет менее 5% в резервах и менее 1% в транзакциях, но стоит понимать, что Китай сам не хочет делать юань мировой валютой, так как это даст возможность для иностранцев, которые накопят существенные объёмы юаня, скупать китайские активы, что не нравится довольно закрытому правительству Поднебесной. В целом же, такие размышления отталкиваются от того, что развивающиеся страны догонят и перегонят развитые, но это – крайне медленный процесс, происходивший всего пару раз за историю человечества, и слишком оптимистично предполагать, что очередной переход (который называется «дивергенция» в экономической истории) произойдет при жизни текущего поколения. Это вопрос десятилетий, а может и столетий. Впрочем, в случае, если развитые страны сами не захотят резко обеднеть или не допустят фатальной ошибки, вроде ядерной войны», — рассказал «Московской газете» аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов.

Может развивающиеся страны пойдут по пути объединения усилий ради создания общей валюты, например страны БРИКС, следуя примеру европейцев?

«Создание наднациональных валют — это вечная история, в которой уже очень много глав. Создать единую валюту уже пытались и в рамках Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, и на территории Латинской Америки, и в Африке, и в рамках стран НАФТА США, Мексика, Канада и даже в Австралии и Новой Зеландии. Причины, почему все эти инициативы потерпели неудачу, связаны с осознанием неготовности стран-участниц жертвовать самостоятельностью проведения денежно-кредитной и фискальной политик. Создавая наднациональную валюту, необходимо ее котировать, то есть валюты стран участниц должны иметь заданный курс. Здесь и начинаются проблемы. Скажем произошло сильное падение цен на нефть, и России необходимо либо снижать курс валюты для компенсации выпадающих доходов, либо жертвовать устойчивостью бюджета, сохраняя курс в установленных рамках к наднациональной валюте БРИКС. То же самое можно сказать о Китае, которому может потребоваться стимулировать экономику за счет денежных вливаний и ослабления курса юаня или о Бразилии, где быстро растущий госдолг может привести к падению курса реала. В каждом из этих случаев страны должны поставить коллективные интересы выше своих. Готовы ли к этому политики? Как показывает история, только ситуация экстраординарного характера способна подтолкнуть страны к таким решениям. Но и в этом случае интеграционный процесс оказывается долгим и очень трудным, потому что использование наднациональной валюты или единой валюты подразумевает совместную работу правительств, совместные действия ЦБ и созданных совместных структур. То есть это настоящая интеграция стран, в которой они теряют часть своей независимости в обмен на поддержку и помощь. А без этого внедрить использование общих валют невозможно. Нельзя создать по-настоящему работающую валюту, которая является как бы дополнительной опцией, когда хотим пользуемся, когда не хотим отказываемся. Такой принцип может быть у использования юаня, если он займет место доллара США», — поделился своим мнением с изданием Алексей Федоров, аналитик TeleTrade.

Можно ли сказать, что сейчас наступил благоприятный момент, чтобы страны, не входящие в западный клуб, попытались ослабить гегемонию доллара?

«С валютой БРИКС не все так однозначно, да мы слышим, что обсуждение этой темы идет, но экономики стран-участниц слишком разные и слабо интегрированные, да и геополитические вызовы, которые стоят сейчас перед Россией и прежде всего Китаем, который вступает в схватку за мировое лидерство с США, способны разрушить любое начинание, особенно в такой тонкой теме, как валютная политика. Скорее странам БРИКС сейчас необходимо отлаживать платежные каналы в национальных валютах, потом максимизировать их использование в торговых отношениях, совместно отлаживая принципы курсообразования. А уже потом на весь этот торговый оборот в национальных валютах примерять общую валюту БРИКС и то, при условии, что Китай выиграет схватку с США или получит в ней явное преимущество. Пока это не так, страны БРИКС — менее вовлеченные в конфликт с США, будут притормаживать создание альтернативных доллару или евро валют. Они не против подвинуть эти валюты, но будут ожидать момента, когда последствия от валютной конфронтации с США станут для них менее опасными», — отметил аналитик.

«Доллар теряет позиции уже почти 20 лет, так что ничего принципиально-нового не происходит. Но как раз текущий кризис несколько усиливает позиции доллара. В частности, на фоне роста мировых экономических рисков инвесторы выводят средства из рисковых активов, закрывая кредиты. С учетом повышения ставки ФРС США, пытающейся подавить взлет инфляции, эта тенденция даже усиливается. То есть, краткосрочно доллар может ещё укрепиться. Что не отрицает того, что его значимость в качестве мировой валюты будет продолжать снижаться. В частности, потому что США продемонстрировали готовность нарушать права держателей долларовых резервов. Другой причиной является рост американского госдолга на фоне хронического негативного сальдо внешней торговли и дефицита бюджета. Однако вряд ли падение спроса на доллар произойдет быстро или одномоментно», — сообщил «Московской газете» Виктор Шахурин, генеральный директор УК «ИВА Траст».

Автор: Сергей Путилов
ТеГИ
доллар
Поделиться
Похожие новости