Новость в мире

В РАН раскрыли детали территориального спора между Венесуэлой и Гайаной

В РАН раскрыли детали территориального спора между Венесуэлой и Гайаной

Фото © «Московская газета»

11.12.2023 в 11:52:00
4338

Давние территориальные противоречия вновь обострились в Латинской Америке

Венесуэла объявила о намерении включить спорный регион Эссекибо, который контролируется соседней Гайаной, в качестве своего 24-го штата. Спустя несколько дней стороны условились о встрече на высоком уровне, чтобы обсудить статус этих территорий. Это произошло после разговора с участием лидеров обеих стран, президента Бразилии Лулы да Силвы, премьера Сент-Винсента и Гренадин Ральфа Гонсалвеша, а также генсека ООН Антониу Гутерриша. 

Почему спор вокруг небольшого региона на севере Латинской Америки привлек такое внимание международного сообщества, зачем Венесуэла хочет присоединить его к себе и как это связано с борьбой за ресурсы, «Московской газете» рассказала старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, кандидат политических наук Татьяна Русакова. 

Планируется, что встреча между лидерами Венесуэлы и Гайаны состоится уже 14 декабря. Лидеры обеих стран — Николас Мадуро и Ирфаан Али — дали согласие на переговоры, пишет CNN

Лидер Сент-Винсента и Гренадин Раль Гонсалвеш попросил обоих политиков сделать шаги к срочной деэскалации конфликта и наладить диалог «лицом к лицу». Он также рассказал, что на встречу между Мадуро и Али приглашен бразильский лидер Лула да Силва. Это уже не первый раз, когда между Венесуэлой и Гайаной возникает напряженность из-за региона Эссекибо.

Что такое Эссекибо?

Эссекибо — территория на севере Латинской Америки площадью около 160 тыс. кв. км. Регион покрыт непроходимыми джунглями и контролируется Гайаной — государством, соседствующим с Венесуэлой и Бразилией. Его население составляет более 120 тыс. человек. Всего на территории Гайаны проживают свыше 800 тыс. человек.

Почему возник конфликт между Венесуэлой и Гайаной?

История противоречий уходит корнями в начало XIX столетия. Венесуэла претендует на Эссекибо с 1811 года — с тех пор, как провозгласила собственную независимость. Гайана при этом долгие годы тогда была британской колонией. Независимость она обрела только в 1966 году. Венесуэла пыталась вернуть себе земли Эссекибо и в XX веке, однако новый виток напряженности пришелся на 2023 год.

В декабре президент республики Николас Мадуро представил новую карту страны, где появился новый 24-й штат — «Гайана-Эссекибо». Политик также направил в Национальную ассамблею Венесуэлы законопроект о создании соответствующего региона в составе страны и обратился к иностранным нефтяным компаниям, работающим на местном шельфе. Он посоветовал им свернуть работу на спорных территориях в течение трех месяцев, передает Sputnik.

Этому предшествовало обращение Гайаны в Международный суд ООН для подтверждения собственных границ. В международной организации запретили Венесуэле предпринимать какие-либо действия в нарушение территориальной целостности Гайаны, а Каракас провел референдум, на котором 95% голосов было отдано в поддержку присоединения региона к республике, пишет ТАСС.

Старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН Татьяна Русакова в беседе с «Московской газетой» отметила, что в демонстрации венесуэльским лидером карты с Эссекибо нет ничего нового. По словам эксперта, в республике давно продаются значки с очертанием Венесуэлы, где уже изображен спорный регион. 

«В картах, которые обнародовал Мадуро, ничего нового, потому что у венесуэльцев это было издавна. На самом деле здесь два главных фактора. Первый — прежде всего, внутриполитический. Вопрос Эссекибо объединяет всех венесуэльцев вне зависимости от политических взглядов, симпатий или антипатий к правительству. То, что Эссекибо — это несправедливо, обманом отчужденная территория, с данной точкой зрения солидарны все венесуэльские граждане. Это такая беспроигрышная карта, которую достают из рукава, и венесуэльская нация начинает консолидироваться. Неожиданное проведение референдума и указы больше преследуют внутриполитическую цель, несмотря на большой резонанс, который территориальный спор вызвал в мире», — рассказала кандидат политических наук.

Татьяна Русакова напомнила, что в октябре с нефтяной отрасли Венесуэлы сняли часть санкций. Каракасу также разрешили торговать бумагами на вторичном рынке. Договоренность об этом достигнута в рамках Барбадосских соглашений. Условием со стороны оппозиции было решение вопроса с кандидатами, которые не могли зарегистрировать свою кандидатуру для участия в президентской гонке в Национальном избирательном совете Венесуэлы. Однако выполнить его не удалось.

«Как будут действовать дальше стороны — это большой вопрос. Как видим, санкции — это надолго, экономический и политический кризис — это надолго», — подчеркнула учёный.

Причем тут нефть?

Второй фактор связан с экономикой. В последнее время велась очень активная разработка недр Гайаны международными компаниями. В том числе американской Exxon Mobil. Их деятельность осуществлялась как раз в районе спорных территорий, на которые претендует Венесуэла и издавна считает своими.

«Гайана предоставила этим компаниям концессии на разработку и добычу нефти. Благодаря разведанным запасам, привлечению инвесторов, созданию совместного предприятия, где одна доля принадлежит американцам, а другая — Гайане, экономика небольшого государства стала расти как на дрожжах. Данные за 2023 год показывают, что она является одной из многообещающих экономик мира», — пояснила старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Татьяна Русакова не исключила, что на Венесуэлу мог повлиять и тот фактор, что Гайана зарабатывает большие деньги благодаря спорным территориям. Причем спорными их назвал не Каракас, это международный статус.

«Венесуэльцы уже несколько раз пытались вернуть эти земли. В 1966 году были подписаны Женевские соглашения. Их цель — заморозить этот конфликт и сохранить его в виде, в каком он есть. Даже с посредничеством международных организаций территориальные споры — это такой вопрос, где подход Win-Win (победа без проигравших, — прим. авт.) никогда не работает. Поэтому споры очень долго тянутся, в том числе несмотря на решения, вынесенные международными инстанциями, — отметила учёный. — Если сейчас главы государств встретятся, не может быть такого решения, которое бы удовлетворило обе стороны. Гайана говорит, что не пойдет на уступки, глава государства обозначил позицию, что не рассматривает никакой торг. Однако есть и такая точка зрения, что Венесуэла сначала «попугает», а потом предложит Гайане вместе использовать эти ресурсы и делить прибыль. Сам факт назначенной встречи на высшем уровне — это уже хорошая новость, потому что это показывает попытки страны решить вопрос дипломатическим путем. Но опять же конкретного решения — однозначного, быстрого, безболезненного — этот вопрос не имеет. Он на годы, на десятки лет».

Насколько Гайана богата природными ресурсами?

Татьяна Русакова назвала приличными запасы нефти, разведанные на шельфе Эссекибо. По данным правительства Гайаны, к 2027 году страна может выйти на добычу в объеме 1 млн баррелей в день. Венесуэла сейчас добывает 850 тыс. баррелей ежедневно с учетом снятых санкций. По словам ученого, эти объемы достаточно скромные, учитывая изношенность инфраструктуры.

«В Гайане население небольшое. Для такой страны 1 млн баррелей в день — это прилично. При этом по залежам (нефти, — прим. авт.) Венесуэла чемпион. Но нужно учитывать какая это нефть. Порой она бывает тяжелая, вязкая, с примесью мазута. Такой продукт нужно очень долго очищать, а для этого нужно строить нефтеперерабатывающий завод, — отметила старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН. — Здесь еще очень серьезный экологический фактор. Если добывать нефть гидроразрывом пласта, это убивать в округе все живое. Это очень серьезный фактор. Очень много социально-экологических конфликтов в Латинской Америке крутятся около модели рентной экономики <…> Пока Гайана чувствует себя хорошо. Ее готовы поддержать не только США, но и Карибское сообщество, интеграционные блоки. Венесуэлу поддерживает Никарагуа».

Аргентина — еще одно государство континента, которое привлекло внимание мирового сообщества. Новым президентом страны стал Хавьер Милей — либертарианец, анархокапиталист, «экономист с бензопилой». О его политических взглядах «Московской газете» ранее рассказал директор Центра ибероамериканских исследований Санкт-Петербургского государственного университета, профессор СПбГУ, представитель Института Латинской Америки РАН в Санкт-Петербурге Виктор Хейфец.

ТеГИ
Венесуэла, Гайана, Эссекибо, территории
Поделиться
Похожие новости