Новость общества

Доктор Валерий Вечорко развеял мифы о COVID-19

Доктор Валерий Вечорко развеял мифы о COVID-19

Фото: nnovkp.ru

08.10.2020 в 08:23:00
15848

По мнению главврача ГКБ №15 им. О.М.Филатова, ни в коем случае нельзя «просто дать переболеть всем»

В обществе курсирует большое количество мифов о новой коронавирусной инфекции и ее последствиях для человеческого организма. Одни отрицают сам факт наличия какого-то особенного вируса, другие, признавая его, говорят, что опасность преувеличена. Есть люди, готовые ради спасения от «чумы XXI века» переселиться чуть ли не в бункер, но много и тех, кто считает вводящиеся ограничительные меры бесполезными: мол, все равно для выработки коллективного иммунитета должно переболеть большинство…

Можно ли считать коронавирус обычным ОРВИ? Чем обусловлено такое разнообразие проявлений болезни? Почему в России относительно низкая смертность от новой коронавирусной инфекции? Об этом и о многом другом корреспондент «Московской газеты» побеседовал с главным врачом городской клинической больницы № 15 им. О. М. Филатова Валерием Вечорко.

— Валерий Иванович, утверждается, что симптомы COVID-19 очень вариабельны: у кого-то температура есть, у кого-то нет, у кого-то кашель есть, у кого-то он отсутствует. Одни испытывают мышечные боли, другие боли за грудиной, третьи все вместе… Чем обусловлена эта вариабельность?

— Разнообразие проявлений коронавируса, его «многоликость», зависит от того, какой из органов поразит вирус. Входными воротами для него является ротоносоглотка, далее вирус спускается ниже: либо в легкие, либо в органы ЖКТ. Поэтому мы наблюдаем такие симптомы, как насморк, першение в горле, кашель, тошнота, жидкий стул.

Вирус через кровь распространяется по всему организму и затрагивает практически все системы и органы. Он также внедряется в организм через рецептор АПФ 2, который есть почти везде. Так что это, в том числе, и мышцы. Данные факторы обуславливают вариабельность симптомов.

— Большинство переболевших говорят о потере обоняния и вкуса на начальных этапах болезни. С чем это связано?

— Вирус поражает периферические нейроны обонятельного анализатора в носовых ходах и дальше, по этим же нейронам, пробирается в сам анализатор, который находится в глубинных структурах мозга. Кроме того, немалую роль играет воспалительный отек слизистой оболочки носа.

— Приходилось слышать мнение, что низкая смертность от COVID-19 в России обусловлена, в том числе, наличием сильного неспецифического иммунитета у россиян. Согласны ли вы с этим? Какие еще, по вашему мнению, причины относительно низкой смертности от ковида в России?

— Для того, чтобы утверждать о неспецифическом иммунитете россиян, нужно провести генетические исследования населения или хотя бы его выборки. Это очень трудоемкая исследовательская работа, которая сейчас проводится. Какие будут результаты, никто не знает.

Я думаю, вряд ли у россиян он особый. Просто у части людей во всем мире адекватный ответ на вирус, а у части, около 20 процентов, он гипериммунный. И вот этот чрезмерный ответ, «цитокиновый шторм», как принято его сейчас называть, является причиной разрушительных процессов в организме.

Так что, думаю, в России сработали скорее организационные меры, предпринятые властями для подготовки системы здравоохранения ко встрече с коронавирусом. Пока в других странах полыхала эпидемия, у нас слаженная работа всех структур позволила в кратчайшие сроки перестроить работу и мобилизовать ресурсы.

— Влияет ли массовая вакцинация в детстве от других заболеваний на иммунитет от ковида?

— Вакцинация, проведенная в детском возрасте, имела строго узкоспецифическую направленность. Вакцины разрабатывались и вводились против конкретного возбудителя и никакого отношения, к сожалению для нас, к SARS-CoV2 не имеют. Поэтому сейчас ученые всего мира бьются над разработкой новой вакцины. Как мы видим, России удалось добиться в этом определенных успехов. Нашими учеными созданы две вакцины, которые вполне успешно прошли уже два этапа исследования, и сейчас начинается вакцинация наиболее уязвимых групп населения.

— Ковид-диссиденты утверждают, что речь идет об обычном ОРВИ. Правы ли они?

— Утверждать, что коронавирус — это всего лишь ОРВИ, на мой взгляд, примитивный подход к серьезному заболеванию. Действительно, большая часть зараженных переносит болезнь в облегченной форме, напоминающей ОРВИ. Но у остальной части пациентов (и это немалая часть) болезнь может протекать по пути ковидной пневмонии с непредсказуемыми последствиями, порой трагическими. В какой группе окажется тот или иной пациент, предсказать невозможно. Только врачи ковидных госпиталей видят, как тяжела эта болезнь. Об этом также могут поведать те, кто прошел через реанимационные отделения, побывал на ИВЛ и выжил. Вряд ли они согласятся с тем, что переболели обычным ОРВИ...

— Часто говорят: «Так или иначе, переболеют все, поэтому меры предосторожности не имеют смысла». Справедливы ли такие утверждения?

— Однозначно скажу: нет! Особые меры для определенных категорий граждан, наиболее уязвимых для вируса, необходимы. Это пожилые люди, люди с хроническими и сопутствующими заболеваниями. У них, как правило, заболевание протекает неблагоприятно. Никто, я думаю, добровольно не захочет оказаться в числе тех, у кого течение болезни может оказаться тяжелым или крайне тяжелым. Просто позволить им всем переболеть ради коллективного иммунитета — негуманно. Кто согласится поставить под удар здоровье своих пожилых родственников, страдающим сахарным диабетом, к примеру. Думаю, никто. Поэтому необходимо соблюдать предписанные меры эпидемиологической безопасности и идти по пути массовой вакцинации. Но, еще раз повторю, пока нет достаточного объема вакцины, нужно беречь себя и своих близких.

— В новостях проходила информация, что антитела к COVID-19 «работают» лишь полгода. Правда ли это? Если да, то почему? И имеют ли в таком случае смысл прививки?

— Никто достоверно не знает, сколько «работают» антитела, потому что продолжительность самой эпидемии еще очень и очень мала. Этот вопрос активно изучается во всем мире.

Иммунитет обеспечивается не какими-то абстрактными иммуноглобулинами G, которые сейчас массово определяются тестами. Все гораздо сложнее... Для иммунитета к вирусу нужна «стойкость» определенных антител, в частности, к белку, которым вирус прикрепляется к рецептору клетки. Для его определения есть более чувствительные методы диагностики, и они не для массового использования.

Кроме того, существует клеточный иммунитет — так называемые клетки памяти; именно они в большей степени и определяют устойчивость иммунитета в естественных условиях. В искусственно созданной вакцине встроен антиген, способствующий выработке необходимого иммуноглобулина. Ученые обещают невосприимчивость к вирусу на протяжении нескольких лет.

Автор: Алексей Нилов
ТеГИ
Валерий Вечорко, коронавиус, COVID-19
Поделиться
Похожие новости