Новость общества

Грозит ли России дефицит лекарств, и почему они дорожают

Грозит ли России дефицит лекарств, и почему они дорожают

Фото © «Московская газета»

20.09.2022 в 13:55:00
2179

Сразу несколько экспертов фармацевтической отрасли разошлись в оценках того, что сегодня реально происходит на российском рынке лекарств. Одни утверждают, что цены на препараты выросли не больше, чем темпы инфляции, другие говорят, что средний чек в аптеках увеличился на 30-50%. При этом те, кто заявляет о повышении стоимости лекарств на 6-7%, противоречат сами себе, поскольку признают, что поставщики иностранных препаратов столкнулись с серьёзными логистическими проблемами. Да и местные производители, по их словам, не спешат снижать цены

«Московская газета» дала возможность высказаться каждому из представителей фармацевтической индустрии, кто накануне обсуждал эту тему.

Что происходит с ценами на лекарства

Заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный уверен, что цены на препараты не могут сильно повыситься, потому что большую часть жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) контролирует государство. Об этом он заявил 19 сентября на встрече в пресс-центре «Национальной службы новостей» (НСН).

«Существуют максимальные цены и максимальные надбавки, — сказал парламентарий. — За этим следит Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Поэтому рост на ЖНВЛП, если я не ошибаюсь, 4%. А на лекарства другой группы — чуть больше. Одним словом, речь идёт об увеличении на 6 — 7%».

В словах директора СРО «Ассоциация независимых аптек», главы альянса фармацевтических ассоциаций Виктории Пресняковой оптимизма ещё больше. На той же пресс-конференции она объявила, что цены на лекарства в России «выросли не больше инфляции и даже чуть меньше».

«В июле мы фиксировали снижение объёмов продаж в аптеках, цены тоже стабилизировались, — считает Преснякова. — И мы можем сказать о нормальной ситуации на этом рынке. Дефицита лекарств мы тоже не ждём».

С такими выводами категорически не согласен сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов:

«В среднем чек в аптеках стал на 30 — 50% выше, хотя некоторые компании, занимающиеся исследованиями на эту тему, озвучивают другие цифры. Но мы понимаем, что эти сложности связаны с экономической ситуацией в стране».

Ждать ли дефицита лекарств?

Депутат Госдумы Алексей Куринный говорит, что влияние внешнеполитической ситуации на вопросы, связанные с лекарственным обеспечением, если не минимальные, то уж точно не катастрофичные.

«Ни одна из иностранных фармацевтических компаний сегодня не заявила о приостановке поставок в Российскую Федерацию. Более того, все придерживаются гуманитарной точки зрения, что лекарства не могут быть предметом шантажа, или давления на любую страну. И не важно, что происходит в мире», — заявил Куринный.

Заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья почти не лукавит. Однако компании, отказавшиеся работать с Россией, всё-таки есть.

«Почти все фармацевтические компании пошли нам навстречу, кроме Bristol Myers Squibb (США), — напоминает Ян Власов. — Это единственное предприятие, руководители которого повели себя отвратительно. Даже у пациентов, которые проходили клинические исследования с диагнозом онкология, они забрали препараты. Фактически Bristol Myers Squibb оставили людей в смертельной опасности. Но это единичный случай на фармацевтическом рынке, который, кстати, осуждают игроки отрасли».

Виктория Преснякова обещает, что «тотального дефицита лекарств нашей стране не грозит».

«Они будут, — говорит она. — Над этим сейчас работает и государство, и фармацевтическая отрасль. Хотелось бы, конечно, чтобы власти больше взаимодействовали с аптечным сообществом, ведь нам есть, что рассказать, а главное, мы знаем, как и что надо делать».

А что с логистикой?

Депутат Алексей Куринный уверен, что угрозы, связанные с отменой поставок лекарств в РФ, нет. Но при этом соглашается, что существуют сложности с логистикой: «Дело в том, что крупные логистические компании не видят разницы между, например, товарами промышленного производства и лекарствами. Соответственно большие крупные контейнеры, куда оказались загружены фармацевтические препараты, были остановлены на границе».

По словам политика, сейчас идёт сложный процесс организации новых логистических путей.

«Возможно, это отразится на стоимости лекарственных препаратов, — предупреждает парламентарий. — Но в правительстве РФ уже приняли меры — специальным постановлением создали комиссию, которая определяет риск возникновения дефицита».

Парламентарий рассказал, что власти активно обсуждают возможности, цитата: «своеобразного параллельного импорта в упаковках иностранного производства». Кроме того, речь идёт о поблажках, связанных с оформлением новых препаратов. Прежде всего, это касается сокращения сроков регистрации лекарств.

«Да, есть сложности с транспортировкой препаратов: путь от иностранного производителя до российских аптечных складов стал длиннее и дороже, — продолжает Преснякова. — Локальные перебои случаются, но у нас всегда есть взаимозаменяемые лекарства, поэтому без них мы никого не оставим».

Сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов согласен с коллегами, что в настоящее время в фармацевтической отрасли РФ больше трудностей с логистикой, чем проблем, связанных с дефицитом лекарств.

«Каких-то непреодолимых сложностей с отсутствием препаратов в России нет, — продолжает Власов. — Скорее есть трудности регуляторного характера с покупкой отдельных лекарств».

В беседе с журналистом «Московской газеты» Ян Власов рассказал, что его организация делала исследования по сердечно-сосудистым заболеваниям и оказалось, что у нас есть трудности с покупкой в аптечных сетях группы препаратов для таких больных.

«Проблема даже не в том, что гражданам несвоевременно выписали эти лекарства, или они дорого стоят, а с тем, что нужных препаратов просто нет. Но здесь нужно подробно разобрать вопрос: почему они отсутствуют? Что это? Проблемы с логистикой? Или эти лекарства исчезли, потому что компания ушла с рынка?» — задаётся вопросом сопредседатель Всероссийского союза пациентов.

О фармацевтической логистике простыми словами

Ян Власов «на пальцах» объясняет, что такое логистические трудности: «Часть препаратов доставляли в Россию самолётами. Сейчас этим видом транспорта представители фармацевтической отрасли не пользуются. Был ещё один способ доставки — автопоезда. Теперь они тоже не приходят. Сложилась такая ситуация: они доходят до границы, там препараты перегружают в другую технику и только после этого привозят на аптечные склады. То есть меняется транспортная логистика. А теперь что-то везут через Дубай (Объединённые Арабские Эмираты), что-то через Стамбул (Турция). Поскольку транспортное «плечо» увеличилось, то выросли и расходы. Проще говоря, если раньше препарат шёл в Россию месяц, то сейчас на это может потребоваться времени в три раза больше. И за всё надо платить. Груз же не лежит где-то, его везут. А, если и хранится на таможенном складе, то не на одном, а на нескольких. В итоге это всё отражается на стоимости лекарственного препарата».

Со слов Власова с учётными лекарственными препаратами, которые у производителей покупают за бюджетные деньги, проблем нет.

«Такие фармацевтические компании научились соблюдать международные договора, — говорит сопредседатель Всероссийского союза пациентов. — Ни один из контрактов сейчас не отменён, и цены, установленные в рамках этих договоров, независимо от логистики, остаются прежними. Это, конечно, радует».

Про обязательства иностранных производителей лекарств

Ещё один вариант, который добавит российским гражданам уверенности в том, что полки в аптеках не опустеют, сказал глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский. «Надо заключать контракты с производителями на три года и более, — такой выход он видит. — Тогда фармацевтическая отрасль нам будет что-то обязана…В противном случае, они (фармкомпании) хлопнут дверью и чихнуть не успеешь. Я предлагаю заключать такие контракты. Тогда они на Западе могут сказать: «А мы не можем уйти из России — у нас есть обязательства».

В ответ Ян Власов парирует: «Вообще-то Минпромторг такие договора уже заключает. Речь идёт о трёхлетних контрактах. Это действительно позитивная история. Такой формат работы интересен не только нам, но и фармацевтической компании. Раз есть договор, то производитель уже может планировать распределение собственных мощностей. Это удобно и снижает стоимость препарата. И такую практику надо распространять дальше».

Куда исчезли дешёвые лекарства?

У Александра Саверского такая версия: «Из-за того, что государство регулирует цены, на аптечных полках стали исчезать дешёвые препараты. На российском рынке сегодня осталось всего 2% лекарств, стоимость которых составляет ниже 50 рублей. Я считаю, что это реальная катастрофа».

Виктория Преснякова согласна с Александром Саверским. По её словам, фармацевтической отрасли сейчас невыгодно производить дешёвые препараты.

«Они стали нерентабельны, — продолжает директор СРО «Ассоциация независимых аптек». — Раньше они могли продавать их чуть ниже себестоимости за счёт других препаратов и таким образом «перекрываться», то сейчас низший ценовой сегмент просто ушёл с рынка. Например, валерьянка в таблетках исчезла, она не производится. Остались только варианты этого лекарства по цене выше 100 рублей».

Слова Пресняковой подтверждает и Власов. Правда, он называет совсем другие цифры. По его данным, «Валокордин» сильно подорожал и стоит около 300 рублей.

«Для пожилых людей это деньги», — подчеркнул собеседник «Московской газеты».

Автор: Виталий Папилкин
ТеГИ
россия, лекарства, дефицит
Поделиться
Похожие новости