Новость общества

Психолог Ивановский объяснил, почему мы иногда забываем свою мысль и не помним сны

Психолог Ивановский объяснил, почему мы иногда забываем свою мысль и не помним сны

Фото © «Московская газета»

17.12.2023 в 17:34:00
1224

Практически каждый в своей жизни сталкивается с ситуациями, когда он забыл сделать что-то важное или в разговоре не может вспомнить, что хотел сказать собеседнику. Такие случаи раздражают и вызывают желание сделать так, чтобы они не повторялись. Клинический психолог, основатель академии психологии «ТРИЭТТА» Валерий Ивановский рассказал, с чем связана проблема забывания и можно ли её решить

«У учёных существуют различные подходы к этой проблеме. Самый популярный из них гласит, что, поскольку за запоминание какого-то материала отвечает память, забывание того, что мы хотели сказать, логичным образом связано со слабостью памяти. А значит нужно с помощью различных методик её тренировать, делать более сильной и функциональной. Считается, что запомнить что-либо помогает многократное повторение. Однако эта теория во многом абсолютно не верна, а за запоминание и забывание отвечают совсем другие механизмы. Когда мы в разговоре хотим высказать некий тезис, он приходит нам в голову, а затем мы его теряем, это не говорит о слабости нашей памяти, а свидетельствует о том, что на наш мысле-речевой аппарат воздействует сразу много стимулов. Когда мы говорим с собеседником, мы обдумываем ответ, то есть формируем некую программу действий. И в то же время могут появиться некие посторонние мысли, или какое-то внешнее событие, которое становится вторым, третьим, четвёртым стимулом. Мы переключаемся с первоначального стимула на другой, а значит его воздействующая сила уменьшается, и мы забываем, что хотели сказать. Ведь оперативная память действует всего несколько секунд. Кроме того, наша память функционирует в соответствии с общими принципами нервной системы, а значит более важный, более сильный стимул вызывает более сильную реакцию», — написао психолог на своей странице в «ВК».

Валерий Ивановский также напомнил, что приоритетность реакции на стимул связана не только с его силой, но и с его осмысленностью.

«Зачастую мы пытаемся запомнить что-то механически, путём многократного повторения, и таким способом надеемся натренировать свою память, хотя давно доказано, что хорошо запоминается тот материал, который нами осмысливается, понимается и осознанно встраивается в парадигму нашего знания. Чем лучше мы понимаем материал, чем более чётко осознаём, зачем мы его хотим запомнить и к какой сфере знания его отнести, тем более результативным будет процесс запоминания, и потом легче можно будет извлечь эту информацию из своей памяти в случае необходимости. Можно вспомнить ситуацию из детства, когда какое-то четверостишие или частушка, которые хорошо соответствуют контексту и вызвали у нас положительные эмоции, запоминаются с первого раза. А если нужно выучить стихотворение из школьной программы, которое не вызвало у нас эмоционального отклика и нужно запомнить его лишь из-за нежеланного обязательства перед другими, процесс оказывается куда менее результативным», — пояснил клинический психолог.

Таким образом, при запоминании большую важность приобретает осмысленность материала, его включённость в наши когнитивные процессы. Кроме того, запоминаемая информация должна представлять собой не хаотичный набор фактов, признаков предмета или явления, а структурированную, предикативную и логически законченную историю, отметил специалист.

«Когда мы хотим что-то сказать собеседнику, это высказывание тоже должно быть структурировано и логически оформлено. В ходе диалога достаточно сложно сформировать ответ, который бы полностью учитывал весь контекст, поэтому любое внешнее воздействие способно перебить этот процесс и привести к забыванию того, что мы хотели сказать», — констатировал Валерий Ивановский.

По его словам, феномен забывания своих снов является достаточно схожим, однако имеет ряд отличий.

«Сновидение – это продолжение мыслительного процесса в виде визуальных образов. Когда мы спим, и наше тело и речевой аппарат обездвижены под воздействием нейротрансмиттеров, однако мозг продолжает реагировать на внешние и внутренние стимулы, процесс мышления происходит в форме визуальных образов. За каждым словом, которое мы произносим, стоит универсальный предметный код, состоящий из нескольких частей, но в основе лежит визуальный образ. При этом, если такие простые слова, как яблоко, слон или ковёр мы можем легко представить, то более отвлечённые, сложные понятия, представляющие собой вербально-логические конструкции, такие как стыд, страх, любовь или зависть, представить гораздо сложнее, и для этого необходимы процессы сгущения, уплотнения смыслов. Но, в общем и целом, для снов характерны те же механизмы запоминания и забывания. Какие-то внешние или внутренние стимулы, звуки, визуальные вспышки могут привести к отвлечению и изменению хода мысли, к забыванию сна. Кроме того, нейротрансмиттеры, избыток или нехватка которых приводят к засыпанию, косвенно влияют и на те отделы мозга, которые выполняют мнестическую функцию. В таком необычном ментальном состоянии мыслительный процесс в целом более рассеянный, менее структурированный и концентрированный. И сюда уже относится тот тезис, который я приводил выше, что недостаточная осознанность запоминаемого материала приводит к его забыванию», — рассказал Валерий Ивановский.

Нельзя не отметить, что в современном мире от человека зачастую требуется многозадачность, и высоко ценится способность решать несколько проблем одновременно. Поэтому возможность заниматься чем-то одним, не отвлекаясь на другие задачи, нередко оказывается роскошью. Валерий Ивановский в беседе с «Московской газетой» привёл свои соображения о том, как справляться с воздействием нескольких стимулов и необходимостью заниматься различными вопросами в течение короткого промежутка времени:

«Многозадачность в природе не является чем-то уникальным. С самого начала эволюции и простые, и сложные организмы испытывают разновекторные внешние воздействия, которые необходимо учитывать. Как я уже говорил, в нормальном состоянии нервной системы более сильный и важный стимул вызывает более сильную реакцию. Поэтому в качестве универсального принципа можно воспринимать необходимость учиться отделять важное от второстепенного. Этот навык пригодится для всего в жизни. Мы же можем примерно представить, как протекает наш день, неделя или месяц. И у человека существует сложившийся характер, образ мыслей, мировоззрение и так далее. То есть существуют некие константы, на основе которых можно определять свою жизнь и делать выводы о том, какие действия более или менее важны. С одной стороны, каждый сам для себя решает, что более, а что менее важно для него. С другой стороны, некоторые критерии важности прописаны и определены в юридических кодексах, в морально-нравственных нормах и требованиях, определяются здравым смыслом и конкретными условиями деятельности каждого человека. Вся эта совокупность позволяет нам расставить определённые приоритеты и сосредотачиваться только на том, что наиболее важно, а что-то менее важное выполнять в полуавтоматическом режиме. Ведь нервная система устроена таким образом, что какая-то деятельность, которая ещё не стала рутинной, привычной, требует особого контроля и осознанности. Так, когда мы учимся водить машину, мы контролируем каждое движение, задумываемся, как переключать передачи, нажимать педали, смотреть в зеркало и так далее. Но после того, как этот навык укоренился, многие действия происходят уже автоматически и не требуют таких сверхусилий для их осознания».

«Таким образом, если мы хотим что-то запомнить, это должно быть для нас важно. Также эта информация должна быть структурирована и иметь вид законченной истории, которую мы можем рассказать самим себе с завязкой, основной частью и развязкой. И это требует от нас большой осознанности. Кроме того, нужно понимать, что свойства нашей психики позволяют осознанно и концентрированно в одной и то же время решать только одну задачу, но потом можно переключаться на следующую, и благодаря этому в поле нашего внимания может попадать много разных вещей», — отметил нейропсихолог.

Говоря о понятии предикативности, Валерий Ивановский пояснил, что это лингвистический термин, означающий, что адресованное другому человеку сообщение несёт в себе новое завершённое знание.

«В лингвистике есть понятия коммуникации события и коммуникации отношения. Коммуникация события означает, что мы говорим о чём-то известном, обыденном и понятном. Например, наступило утро, идёт дождь или осенью опадает листва. А коммуникация отношения – это что-то ранее неизвестное говорящему или его собеседнику, когда мы, например, устанавливаем взаимосвязь между двумя разными событиями или явлениями, тем самым формируем новое знание. Появление нового знания подразумевает использование таких методов, как анализ, синтез, обобщение, абстракция или сравнение», — заключил основатель академии психологии «ТРИЭТТА».

Ранее клинический психолог Валерий Ивановский рассказал, бывают ли вещие сны и как стоит относиться к сновидениям.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
психолог, ивановский, сон, речь
Поделиться
Похожие новости