Новость общества

Психолог Ивановский рассказал об эмоциях, их роли в нашей жизни и возможности брать эмоции под контроль

Психолог Ивановский рассказал об эмоциях, их роли в нашей жизни и возможности брать эмоции под контроль

Фото © «Московская газета»

24.05.2023 в 21:20:00
8715

Эмоции зачастую самым непосредственным образом влияют на качество жизни человека, делая её или полной позитива и надежд, или, напротив, тягостной и беспросветной. Нередко, если человеку грустно, можно услышать от окружающих фразу «ты не грусти». Но так ли просто управлять своими эмоциями и корректировать их по своему сознательному желанию? О том, что такое эмоции, каковы причины их возникновения и можно ли их контролировать, «Московская газета» поговорила с клиническим психологом, основателем академии «ТРИЭТТА» Валерием Ивановским

«Это очень интересный вопрос, который отражает, во-первых, общий уровень представлений и понимания того, как функционирует психика человека и весь человек, каким образом он взаимодействует сам с собой, с окружающим миром. С другой стороны, как ни странно, вопрос об эмоциях, и более широко, об эмоциональной аффективной сфере, упирается в вопрос о мотивах человеческой деятельности, и в целом выводит нас на вопрос об оценочных суждениях, морали, нравственности, добре и зле, и о том, каким образом человеку надлежит жить в этом мире, для того чтобы быть счастливым», — говорит эксперт.

Достаточно часто, мы воспринимаем эмоции как некомфортное наследство, рудимент предшествовавшего развития, которое мешает нам быть объективными, сдержанными, результативными. Расплакаться в самый неподходящий момент, остановиться в шаге от финиша, швырнуть в лицо начальника хлесткую тираду — эти и многие другие поступки заставляют людей искать руководство по самообладанию и укрощению своих эмоций.

Причём под эмоциями часто понимается все что угодно. Наиболее лаконичное определение эмоции представляет ее как психический процесс, отражающий субъективное, оценочное отношение к предметам, мыслям и явлениям объективного мира. То, что эмоция как психическая активность характеризуется субъективностью и оценочностью неслучайно. Дело в том, что она результат эволюционно возникшего взаимодействия коры головного мозга и гипоталамуса, который в том числе отвечает за большинство вегетативных функций организма и является центральным связующим звеном между нервной и эндокринной системами. На стыке этого взаимодействия и возникает эмоция как психическое измерение нейродинамического процесса. Наряду с приемом, переработкой и хранением информации, кора или большие полушария  отвечают за активацию, в том числе экстренную,  мозга и организма, уровень бодрствования, а также программирование и контроль нашего поведения. Во всех этих функциях участвует гипоталамус как полномочный представитель внутренней среды организма. Обработка гипоталамусом висцеральных сигналов, делает его объективно тем органом, который при взаимодействии с корой, окрашивает все сигналы и команды из внешней среды, которые ему поставляют нейроны конечного мозга в субъективные цвета. Потому что, если большие полушария работают с ощущениями  и восприятиями из внешнего мира, то гипоталамус как более древний, анатомически незначительный, но функционально невероятно важный партнер головного мозга, отвечает за то, что творится внутри организма, за субъекта, он целиком и безоговорочно субъективен. Эта субъективность сказывается и в ситуациях, когда лобные доли коры, обработав внешние сигналы, дают гипоталамусу команду на экстренную активацию организма, что приводит к выбросу таких гормонов как адреналин и кортизол, которые в доли секунд изменяют тонус и силу мышц, объем крови и воздуха, прокачиваемых через них, многократно усиливают лабильность и чувствительность нервной системы. Так организм реагирует, когда по мнению мозга, предметы или явления внешнего мира могут представлять опасность для физического выживания организма и ему необходимо срочно отреагировать или атакой на объект угрозы или бегством от источника опасности. Также активация организма необходима для удовлетворения потребностей, которые выступают как нужда в веществе и энергии внешнего мира, необходимые для выживания. Потребности всегда конкретизируются в виде определенных предметов, которые могут удовлетворить нужду-потребность, но которые зачастую не желают даваться нам в руки просто так, так что требуется изрядно попотеть прежде чем мы сможем овладеть ими. То есть активация организма посредством команды лобных долей и выброса гормонов частью гипоталамуса, гипофизом, которые приводят организм в состояние экстренной боевой готовности происходит в ситуациях, которые видятся мозгу как угроза организму, это может быть угроза в виде разбойника или недостатка питательных веществ, или бранного слова, или случайного жеста — на них лобные доли в связке с гипоталамусом реагируют выбросом гормонов, которые наделяют организм возможностью или яростно атаковать опасность или трусливо  убежать от нее. Так впервые появляется эмоция, которая субъективно окрашивает нейтральные события внешнего мира в негативные тона, потому что они угрожают нашему выживанию.

Вообще негативных эмоций в нашей жизни значительно больше чем положительных. Это связано с тем, что негативная реакция нападения на объект угрозы или убегание от него значительно повышает шансы нашего выживания, не дает пропустить возможный источник угрозы, который принесет нам вред, если мы недооценим его. Поэтому нам большую часть жизни гораздо проще найти отличия предметов, чем их сходство, гораздо естественнее быть в тревоге и переживаниях, чем в спокойном, положительном расположении духа. Улыбка, радость, счастье и удовольствие появляются как неоценимый дар социальной эволюции, миллионы лет под удовольствием в этом мире подразумевалось отсутствие страдания и только подчинение социальному закону, сделало доступным удовольствие как наслаждение.

Помимо того, что эмоция всегда дает нам энергию для действия (если что-то для нас эмоционально нейтрально, оно не вызывает стремления действовать, этого как будто для нас не существует семантически, даже если существует физически), она принимает непосредственное участие в программировании и осуществлении всей произвольной деятельности. Любая произвольная деятельность направлена на достижение той или иной цели, которая является предметным выражением той или иной потребности-нужды, которая определяется эмоцией как состояние угрозы нашему выживанию, которое надо устранить при помощи определенной целенаправленной деятельности, энергию для которой опять же дает эмоция, которая является результатом взаимодействия лобных долей и гипоталамуса.

Таким образом эмоция это одновременно и источник энергии целенаправленного действия и субъективной оценки предметов и явлений окружающей действительности, которыми необходимо овладеть, избежать или уничтожить.

Но кроме того, эмоция является инструментом закрепления результативной для организма деятельности или способов поведения и одновременно избегания ошибочных, разрушительных, бесплодных. Когда человек совершает ряд целенаправленных действий для достижения определенного результата, например, удовлетворения потребности, в случае успешного окончания такого способа деятельности человек испытывает положительные эмоции, той или иной степени интенсивности, что закрепляет такой способ поведения на уровне образования устойчивых нейронных связей и добавляет его в арсенал интеллектуального инструментария человека. Если в результате определенного способа поведения результат достигнут не был или организм получил урон, то человек испытывает отрицательные эмоции, которые заставляют избегать человека подобного поведения в будущем. Конечно такой опыт субъективен и касается в основном только наглядно-действенных ситуаций. Это объясняет тот факт, что человек всегда более эмоционально реагирует на субъективно значимые именно для себя события, которые касаются непосредственно его тела, репутации, чести, достоинства или самооценки, чем более отдалено событие или предмет от самости человека, тем реакция будет слабее.

Значительна роль эмоции в образовании способов дистантный коммуникации людей, наиболее развитой и совершенной из которых является речь. Давно замечено, что эмоции человека невероятно «заразны». Свое эмоциональное состояние человек может передать сотням и тысячам окружающих в течение очень короткого времени. Например, заплакав или засмеявшись со сцены или в прямом эфире на телевидении. Стадные животные демонстрируют чудеса передачи эмоций, когда вдруг срываются вслед за испугавшимся вожаком. Эмоция не только маркирует психо-эмоциональное состояние субъекта, она передает его оценку окружающей действительности и влияет на других, заставляя принять такую оценку и войти в аналогичное состояние. То есть эмоция навязывает другому свое видение ситуации и воздействует на него, изменяя его восприятие окружающего и свое поведение в отношение окружающего. Ровно такую же функцию, только более дифференцированно, выполняет человеческая речь. Возможно что эмоции были первым способом группового общения и стали основой зарождения и развития современного языка.

Сегодня эмоции продолжают играть важнейшую роль в оценочном восприятии действительности и формировании потребностей и способов их удовлетворения. Это происходит как в процессе научения оперирования языком, когда ребенок а затем взрослый уясняет а затем в процессе жизни уточняет и дифференцирует значение и смысл слов, используемых для описания действительности и воздействия на себя, других и мир. Это происходит и тогда, когда через индивидуальный смысл человек окрашивает слова, а через них, предметы, явления и поступки и свое поведение в определенные эмоционально-семантические тона.

Изначально эмоция была сенсомоторной реакцией, которая подготавливает и позволяет организму быстро отреагировать на потенциальную опасность. Потом эмоция берёт на себя роль закрепления положительного опыта и избегания отрицательного. И  сегодня эмоция является тем необходимым универсальным источником энергии и семантики, который позволяет человеку, во-первых, оценивать степень значимости потребности, которая на него действует, и во-вторых, даёт необходимую энергию для того, чтобы человек выбранную потребность осуществил.

Психолог напомнил, что жизнь людей усложняется по мере социального развития. Человек, в отличие от других существ, не только приспосабливается к окружающей среде, но и меняет её под свои потребности: строит города, дороги и каналы, развивает различные отрасли науки, осваивает космос и т.д.

«Всё это создает огромное количество дополнительных потребностей, потому что от них зависит жизнь человека. Если раньше жизнь человека зависела от ручья и от оленя, который пасется рядом, то сейчас — от миллионов причин: и от благосклонности окружающих, от внимания автомобилиста, который едет рядом с ним по дороге, и от машиниста поезда метро, и от исправности самолета, и от действий квалифицированного врача, и от того, правильно или неправильно построен дом, упадет на него или не упадет кирпич, и от качества быстрых обедов, которые продают ему в гипермаркете. В том числе от социально-экономической политики правительства, которая не сделает какого-то человека рассерженным маньяком, который в попытке забрать у другого кошелек может травмировать его. Жизнь человека по сравнению с нашими предками безгранично усложнилась. На нас одновременно давит огромное количество потребностей, огромное количество стимулов, которые эти потребности опредмечивают. Поэтому мы одновременно можем хотеть есть, хотеть любви, хотеть пойти в театр, почитать книгу, заработать денег, стать знаменитыми, чтобы нас никто не трогал – и все это происходит одновременно. И все это мы обрабатываем так или иначе нашим рацио, нашим головным мозгом. Но он может только регистрировать эти потребности, может пытаться их ранжировать или не ранжировать. И теоретически мы можем оказаться в состоянии буриданова осла, который не знал, какой клок сена ему выбрать, и умер от того, что не смог сделать свой выбор. Эмоции помогают человеку определиться с выбором. Вот тут мы говорим, что эмоция — это психический процесс, который помогает человеку субъективно воспринимать мир. То есть при помощи как раз рацио, соединенного с эмоциями, человек, в зависимости именно от своего восприятия, от своего эмоционального состояния, от своих конкретных потребностей, определяет, что же из этого бомбардирующего его одновременно массива потребностей сейчас является самым важным. А с этим ему помогают определиться его эмоции. Помните, мы говорили, что они ранжируют способы его поведения, направленные на достижение определенных предметов, которые являются выразителями его потребностей, и маркируют их как положительные или отрицательные. И при всём бесконечном обилии потребностей и стимулов эмоции помогают ему определиться: что плохо, а что хорошо, что важно, а что не очень важно. Всё то, что не соответствует состоянию сейчас, что может привести к каким-то потерям но в будущем, это в данном случае неважно. Эмоции за счет маркировки каких-то предметов, которые влияют на человека здесь и сейчас, которые являются выразителями определенных потребностей, помогают в них сориентироваться: какие-то определить, как заслуживающие внимания, какие-то, как не заслуживающие внимания. В результате этого, как мы говорим, существуют долгие раздумья, период колебаний, человек определяется с тем, на что он обратит внимание сейчас, на достижение чего он потратит это время. Как только он с этим определился, ему необходима энергия. Эмоция  через надпочечники, через гипоталамус, через гипофиз, позволяет подготовить мышцы к осуществлению действий. И в результате, осуществив свою потребность, человек будет испытывать вторично или удовольствие, или неудовольствие. Это первая большая роль эмоций», — рассказал психолог.

Вторая большая роль эмоций, по словам Валерия Ивановского, заключается в том, что иногда, несмотря на все размышления, стимулы, которые предлагают человеку себя в качестве целей для удовлетворения потребностей, выглядят одинаковыми.

«Человек не может выбрать, что же для него важнее, он находится в интеллектуальном тупике. И для человека это состояние напряжения, которое не находит разрешения в виде выбора, воспринимается эмоционально очень болезненно. И когда человек находится в состоянии вот такого когнитивного диссонанса, рационального тупика, он в своей реакции регрессирует на предыдущий эволюционный уровень своего функционирования, то есть он опускается на сенсомоторный уровень эмоциональных реакций. Ведь любая ситуация, когда напряжение не разряжается, воспринимается как угрожающая жизни человека. Поэтому включаются исторически, эволюционно более ранние функции эмоции, это сенсомоторный акт. При какой-то угрозе или внезапном воздействии на организм он или реагирует атакой на этот источник угроз, или убегает. Возникает эмоциональный срыв. То есть человек, например, начинает ругаться, бросается на источник того, что поставило его в тупик с кулаками, таким образом символически разрубая этот Гордиев узел. Таким образом, эмоция, с одной стороны, это необходимое топливо, чтобы мы функционировали, чтобы мы добивались целей, поставленных нами самими и теми требованиями социума, в котором мы находимся. А с другой стороны, эмоция – это способ избежать каких-то неверных действий и поступков, субъективно маркированных как неверные. С третьей стороны, эмоция – это тот предохранительный клапан, который выводит нас из состояния нерешительности, когда мы не можем принять какое-то решение, исходя из наших рациональных возможностей. И эмоции так же, как интеллект, как и другие функции и системы человека, с течением времени развиваются, видоизменяются и усложняются. Поэтому те первоначальные эмоции очень грубые и слитые в едином сенсомоторном физическом акте, которые были у наших предков, или которые мы наблюдаем у животных, значительно уступают и отличаются от той разветвленной эмоциональной и аффективной сферы, которая находится в распоряжении человека сейчас, когда мы можем испытывать десятки  нюансов определенных и положительных, и отрицательных состояний. Мы даже можем одновременно испытывать и отрицательные, и положительные эмоции, например, можем плакать от счастья или смеяться от ненависти. Поэтому эмоции – это невероятно важная часть нашей жизни, без которой человек просто не может существовать, это с одной стороны. А с другой стороны, эмоции поддаются контролю, потому что они – это всегда оценка, но эмоции мы можем контролировать, видоизменять только через переоценивание того, на что они направлены. То есть, если мы на что-то гневаемся, мы можем в результате размышлений прийти к тому, что, например, у нас нет повода для гнева. Или то, что является предметом нашего вожделения, при размышлении становится пустой, непривлекательной  целью. Тут мы переходим в сферу, с одной стороны, этики, нравственности, а с другой стороны, эстетики как оценки, как категории добра и зла, прекрасного и отвратительного. И всё это нам дают эмоции. Поэтому эмоция – это не просто психическое явление, а смыслообразующее явление нашей жизни. Потому что если бы не было эмоций, не было бы человека с его возвышенностью, с его трагедией, с его стремлениями, с его желаниями выйти за пределы самого себя, выйти за границы привычного мира и достичь недостигаемого. Поэтому лозунг, что невозможное возможно – это из сферы эмоций, к которым потом подстраивается разум, и говорит: «Наверное, да», — подчеркнул Валерий Ивановский.

ТеГИ
психолог, Ивановский, эмоции, контроль
Поделиться
Похожие новости