Новость экономики

Что делать с ненужной макулатурой? Эксперты рассказали о переработке вторсырья в цифрах и фактах

Что делать с ненужной макулатурой? Эксперты рассказали о переработке вторсырья в цифрах и фактах

https://www.dvnovosti.ru

31.08.2020 в 17:10:00
1526

Редакция «Московской газеты» разобралась в вопросе, побеседовав с заместителем генерального директора «Лиги переработчиков макулатуры» Денисом Кондратьевым.

— Денис Геннадьевич, расскажите, пожалуйста, насколько велика сейчас эта проблема, кто в настоящее время следит за переработкой макулатуры и какие меры принимаются в нашем государстве?

­— В Москве с 2020 года распоряжением мэра введен раздельный сбор, и компании, которые занимаются сбором мусора, обязаны по контракту с городом Москвой устанавливать контейнеры для раздельного сбора. В частности, у себя на Войковской я наблюдаю, что такой контейнер есть и население туда складывает, в том числе, макулатуру, алюминиевые банки, стеклянные бутылки и так далее. Поэтому такой глобальной проблемы с сортировкой мусора уже нет. Но есть более глубокие законодательные моменты, из-за которых это становится невыгодно.

У нас сегодня плохо работает общефедеральное законодательство, а исправить проблему локально (в Москве или каком-нибудь другом городе) просто невозможно. И поэтому изменения должны произойти, прежде всего, на федеральном уровне. Сегодня предложен законопроект по перезагрузке мусорной реформы, который должен запустить правильный механизм расширенной ответственности производителя. И как только этот механизм будет экономически правильно работать, тогда появятся деньги, а население будет избавлено от оплаты лишних транзакций за обработку мусора.

— Есть ли какая-то реальная польза от сортировочных контейнеров, которые стоят на улицах? Что могут производить из макулатуры?

— В Российской Федерации перерабатывается 62% макулатуры, в натуральных цифрах за 2019 год это 4 300 000 тонн. Так, 70% всего картона у нас в стране сделано из макулатуры. А в Евросоюзе — 80%. Помимо этого весь гипсокартон делается только из макулатуры. Все упаковки для куриных яиц, гильзовый картон — это тоже всегда производится из макулатуры. При этом, например, у гофрокоробки шесть жизней, то есть она может сама из себя быть переработана 6 раз, яичная коробка — до 30 раз. Из макулатуры производят кровельные, строительные материалы (современные дома в Финляндии и Канаде успешно строят, используя переработанные материалы, например, эковату). Более того, макулатуру даже добавляют в асфальт, это делает его более вязким, чтобы он не растекался при раскатке. В общем, материалов действительно много, и макулатура используется в самых разных областях.

— Насколько переработка макулатуры важна для экономики государства?

— Все магазины Российской Федерации продают макулатуру. Например, сеть магазинов «Магнит» в месяц продает 30 000 тонн макулатуры. А теперь умножьте это на 12 000 рублей (сегодняшнюю цену макулатуры). Вы даже себе не представляете, насколько это важно для экономики Российской Федерации и других стран. Мы даже экспортируем макулатуру. Украина, например, без нашей макулатуры раньше практически жить не могла. Экономика Китая была основана, в том числе, и на макулатуре, потому что, отправляя товар, например, в США, они обратно контейнерами вывозили макулатуру. Понятие экономики замкнутого цикла, вектор на которую объявил в нашей стране президент, — это современный вид экономики, абсолютно устойчивый, то есть не подверженный каким-то глобальным катаклизмам. Например, макулатура, в отличие от первичного волокна, от целлюлозы, в Российской Федерации не имеет валютной составляющей. То есть, когда рубль слабеет, целлюлоза будет дорожать, а макулатура — нет, поскольку она не привязана к курсу евро и доллара. И чем больше этого материала в России, тем меньше заметны пагубные воздействия со стороны на нашу экономику.

— Пожалуй, для экономики это действительно важная отрасль. Крупные магазины продают макулатуру, в школах каждый год организуют сборы. Но мне, как обывателю, кажется, что именно частная практика разделения мусора в нашей стране недостаточно развита. Например, в той же Европе, в частности в Италии, у людей дома стоит по пять разных мусорных ведер, существует расписание, в какой день недели и какое сырье нужно вынести на улицу, за нарушение предусмотрены значительные штрафы. Почему у нас нет такого порядка и кто в этом виноват?

— Вы правильно говорите, в России нет такого порядка, но в этом виноваты не люди. У нас прекрасные люди, которые все нормально делают, если для них создают условия. Сейчас для них условия не созданы. Вот возле моего дома нет отдельного контейнера с надписью «Макулатура» и отдельного контейнера с надписью «Стекло». Вот когда люди увидят такие контейнеры, тогда они и дома у себя заведут мусорные ведра. Нельзя говорить, что люди плохие и некультурные. Надо начинать с того, чтобы государство создавало условия, и только тогда можно требовать что-то от людей и наказывать их за неисполнение. А наказывать до того, как были созданы условия, — это неправильно.

Сегодня у нас есть проблемы другого порядка, связанные с неверно скорректированным в 2015 году законодательством, в котором просто не учтены экономические механизмы. Сегодня у нас товаропроизводители не платят за сбор и выпуск упаковки, которую они запускают во вторичный оборот. Это значит, что в Евросоюзе «Кока-Кола» отвечает за все свои 100 бутылок, а в России производитель отвечает только за 10 бутылок. Как вы думаете, это хорошо? В других странах (в Японии, в Америке, в Евросоюзе) товаропроизводители отвечают ровно за столько мусора, сколько выпустили в оборот.

Мы с вами потому не видим никаких изменений, поскольку у нас в стране эта услуга не оплачена. Это то же самое, что я вас сейчас посажу в самолет, который полетит через Атлантику, заправленный только на 10%. Вы полетите на нем? То есть сегодня в Российской Федерации допущена одна глобальная проблема, связанная с переработкой мусора: этот самолет заправлен на 10%. И такая экономическая модель, заправленная только на 10% деньгами, ущербна. Как вы понимаете, если денег нет, то и услуга не оказывается.

Министерство природных ресурсов в 2015 году вместе с Государственной думой и Правительством прошлых созывов допустили фатальные ошибки. И за 5 лет действующего законодательства в Российской Федерации никаких глобальных изменений не наблюдается. Скажу даже больше, в моей отрасли (в переработке целлюлозно-бумажной промышленности) в мировой практике нет ни одного мирового лидера, который бы не перерабатывал макулатуру. Первое место по переработке занимает американская компания International Paper, и она есть в России, но занимается ли она в нашей стране переработкой макулатуры? Нет. А во всем мире? Да. Второе место занимает австрийская компания «Mondi», которая также занимается переработкой макулатуры везде, кроме России. Вопрос: почему? Ответ: потому что у нас неправильно действует законодательство. В нашей стране переработчика, в принципе, не очень поощряют. При этом мощностей у нас хватает. Как я уже говорил, мы переработали в 2019 году 4 300 000 тонн макулатуры, а мощностей у нас на 5 миллионов тонн. То есть даже мощности есть, а макулатуры нет, представляете? Мы можем перерабатывать не 62%, а уже 70%. А теперь, внимание, макулатура стоит сейчас в России 12 000 рублей. А в Евросоюзе — 50 евро. То есть в 3 раза дешевле! Что это значит? Когда цена такая высокая, как в России, это свидетельствует о дефиците. То есть нам нужно еще больше макулатуры.

— Принимается ли в настоящее время какие-то меры на законодательном уровне по улучшению сложившейся ситуации?

— Очень медленно принимаются. У нас есть депутаты, которые этим занимаются, например, Александр Иванович Фокин. Он является членом комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды, очень остро ставит вопросы, предлагает законодательные акты, борется и меняет ситуацию к лучшему.

Редакция «Московской газеты» побеседовала с депутатом Госдумы Александром Ивановичем Фокиным.

— Александр Иванович, расскажите, пожалуйста, какие законодательные меры принимаются в настоящее время по вопросу регулирования переработки макулатуры?

— Существуют так называемые «три закона» Фокина. Первый из них предусматривает отмену НДФЛ на макулатуру. Этот закон позволил нам разрешить детям, а у нас 15 миллионов школьников, собирать макулатуру. В 90-е годы был выпущен закон, который определял, что если у школьника нет паспорта и ИНН, то он даже не может сдать макулатуру. То есть то движение, которое существовало в советское время, фактически было заблокировано, потому что компаниям, которые пилят лес и производят первичную целлюлозу, невыгодно, чтобы мы собирали макулатуру, ведь первичная целлюлоза дороже, чем макулатура.

Второй закон — это закон по отмене НДС на макулатуру. Раньше если вы собрали миллион тонн макулатуры и вывезли за рубеж, то эти 18–20% с возврата НДС получали иностранные компании, которые были впереди наших компаний из-за большей конкурентоспособности. Вся макулатура, которая вывозилась через офшорные компании, например, на Украину, позволяла делать бумагу и возвращать ее к нам, и эта бумага была более конкурентоспособной, чем наша макулатура. К тому же существовали десятки тысяч маленьких компаний, которые должны были платить НДС, но не платили, так как были однодневками (собрал 5 миллионов тонн макулатуры, сдал и закрылся). А в то время, когда действовал закон, крупные компании, 64 предприятия, добросовестно платили НДС. Поэтому бюджет вырос на 14 миллиардов рублей. Но потом правительство решило ввести реверсивное налогообложение, вернуться к старой системе. То есть сейчас вот эти 15–20 тысяч маленьких компаний должны снова платить НДС, но они не будут его платить. Идет потеря бюджета.

Третий проект закона предусматривает расширенную ответственность производителя, о чем говорил президент. Должен платить загрязнитель, по словам президента. У нас сегодня расширенная ответственность производителя не работает, потому что с 5 миллионов компаний, которые являются производителями, налоговые службы не могут собрать этот налог, экологический сбор. Поэтому в моем законопроекте предлагается перенести ответственность на производителя упаковки, а это 5 тысяч предприятий, а не 5 миллионов. Смысл заключается в том, что если ты произвел какую-то упаковку, допустим, яиц (к слову, в Германии она перерабатывается 10–12 раз, а у нас — ни разу), то должен заплатить экосбор. Эти деньги пойдут на контейнеры, вывоз, сортировку мусора и субсидирование его переработки. Для бизнеса такой сбор превращается в инвестицию, поскольку упаковка возвращается к ним же на переработку.

Вот коротко по тем законопроектам, которые мной были предложены в области макулатуры.

— То есть два первых закона являются действующими, а третий находится на стадии законопроекта?

— Первый закон по НДФЛ действует, второй закон по НДС прекрасно отработал 2 года, после чего Правительство его остановило и решило вернуться к реверсивной системе сбора. Это, конечно, потеря бюджета и потеря в сборе налогов. А проект третьего закона уже с декабря лежит в Правительстве, его до сих пор рассматривают, и, я думаю, Правительство не пойдет по этому пути. У нас за все, что касается расширенной ответственности производителя, в прошлом году собрали всего 2 миллиарда 300 миллионов рублей. Беларусь собирает 10 миллиардов. Сегодня население в нашей стране платит 194 миллиарда рублей в год за сбор и транспортировку мусора, а бизнес только 2,5 миллиарда. Но население не должно платить. Тот, кто производит мусор, те и должны платить. А потом вновь производить. Тогда это будет замкнутый цикл в экономике и экономика будет работать. Но у нас еще есть очень много структур, которые это все блокируют, и им, конечно, не выгодно, чтобы собирали макулатуру, потому что в обороте компаний по распиливанию леса порядка 100 миллиардов рублей. Если мы будем собирать и перерабатывать макулатуру, то у них будут убытки. Поэтому против этих законов идет колоссальная борьба. Каждый год в России 154 миллиона деревьев вывозят на полигоны (это примерно площадь Москвы!). А сколько тратится дизельного топлива, бензина, зарплат, воды на то, чтобы это все распилить и сделать первичную целлюлозу? И эти проблемы возможно решить законом о расширенной ответственности производителя. Но, насколько я знаю, Министерство природных ресурсов и экологии законопроект не поддержало. Ну и, конечно, на рынке играют крупные компании, такие как «Кока-Кола», «Пепси-Кола». Они также не заинтересованы в переходе на какие-то новые формы, которые привели бы к замкнутому циклу экономики и к экологической ситуации, которая была бы намного лучше, чем сейчас.

Автор: Беседовала Оксана Чапля
ТеГИ
макулатура, сбор, переработка, экспорт
Поделиться
Похожие новости