Новость общества

Психолог Валерий Ивановский: «Если кому-то требуется мотивация, это повод для беспокойства»

Психолог Валерий Ивановский: «Если кому-то требуется мотивация, это повод для беспокойства»

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

20.03.2021 в 19:22:00
14527

У мотивации бывает много причин и поводов, но часто люди искаженно понимают само значение этого слова. Клинический психолог, основатель академии психологии Trietta Валерий Ивановский имеет собственную философскую позицию по этому вопросу. Он считает, что никакой дополнительной мотивации быть не должно, если человек правильно усвоил в детстве и юности социальную программу. Его выводы заставляют задуматься над тем, что сама жизнь уже является главной мотивацией

— Часто люди говорят о мотивации, о том, что надо ставить цель и двигаться. Что же такое мотивация? 

— В общем и целом, мотивация – это некая результирующая внешних и внутренних факторов, которые определяют поведение человека. Они всегда направлены на какую-то потребность, либо интерес, влечение, цель, идеал, который человек хочет достигнуть. 

—Тогда что такое мотив?

— Есть точки зрения, что мотив — это некая совокупность энергий, двигающих человека к цели. Мне более близка позиция психолога А.Леонтьева, который говорил, что мотив — «опредмеченная потребность». То есть, тот предмет или та цель, которые имеют конкретные формы и содержание. 

— Можно ли сказать, что мотив и мотивация — синонимы?

— Это близкие понятия. Если мотив – предмет или идея, то мотивация – это процесс формирования мотива. Сложности с определением возникают из достаточной размытости этих понятий в психологии, ведь до сих пор существуют различные точки зрения в подходах к определению. Распространены бихевиоральные трактовки, экзистенциальные. В разработку теории мотивации вклад внесли представители динамической и глубинной психологии, например, психоанализа и его дериватов. 

— Какие существуют мотивы?

— Есть мотивы биологические, которые обслуживают базовые потребности человека, направленные на его выживание. Они присущи всем живым существам и лежат в основе безусловных инстинктов. Отдельные направления психологии называют их утилитарными. Достаточно полное представление в этом плане дает исследование А.Маслоу. Вот эти биологические базовые потребности, они же мотивы, он ставил в фундамент своей пирамиды. С другой стороны, есть мотивы надутилитарные, социальные. Они часто не пересекаются и иногда входят в противоречие друг с другом. Например, если базовой потребностью биологического организма является выживание, то базовой потребностью и мотивом социального существа, то есть человека, является выживание не отдельной особи, а общества. Поэтому такие вещи, как, например, подвиг Александра Матросова, закрывшего грудью амбразуру, сложно считать закономерным в среде чисто биологической, но возможным и даже поощряемым в среде социальной. Особенности эволюции человека таковы, что он 50 – 100 тысяч лет назад перешел от биологического к социальному способа развития, и теперь уже социальные законы предъявляют к нему определенные требования, детерминируют его поведение. По мере развития человека биологическая детерминанта всё дальше отступает в определении поведения, и всё большее значение занимают социальные факторы. Поэтому появляются феномены сознательного поведения, часто противоречащие биологическим мотивам, когда, например, человек за идею может отдать жизнь. 

— Но есть люди ленивые, которым вообще ничего не помогает. А есть, наоборот, люди, которые ставят цель и идут к ней. Как мотивация влияет на человека, как она его закаляет?

— Думаю, что мотивация в целом определяет жизнь человека. Лень и безволие — часто следствие прокрастинации, они являются самостоятельной проблемой, требующей отдельного рассмотрения. В деятельности мотивы биологические уходят на второй план, и основное место занимают мотивы социальные. Вообще всё социальное: знания, навыки, представления о внешнем мире, о нравственности человек получает в виде готового знания извне. А уже потом как полноценный сформированный индивид он начинает всё это проецировать вовне. Получается двусторонний процесс: сначала мы поглощаем социальный шаблон, а потом, действуя как активные члены социума, сами реализуем эти установки. В этой связи любая мотивация является внешней, воспринимаемой как некое готовое руководство к действию. И биологические, и социальные мотивы одинаково жестко детерминируют поведение человека. А размытость мотивов — это всегда результат недостаточного научения. Иначе говоря, человек ленивый, немотивированный — тот, кто не прошел социализацию успешно. Если бы социальный шаблон был закачан успешно, без «багов» — так это называется у программистов, то и программа жизни выполнялась бы без сбоев. Если мы наблюдаем лень и немотивированность, это говорит о нарушениях в процессе социального научения. Общеизвестно, что в сензитивный период (условно говоря, от рождения до 16 лет), человек наиболее восприимчив к «закачке» социальных установок. Когда он мотивирован, понятно, что он успешно выполняет воспринятую в тот период социальную программу. И мы должны понимать, что любые мотивы, определяющие деятельность человека, всегда произвольны, являются неким социальным заказом. Таким образом, процесс становления личности, растянутый на всю жизнь, можно представить так: социальный шаблон, обтачиваясь об индивидуальные условия существования человека, приобретает некую индивидуальную конфигурацию. Чем больше человек обретает свою личность, тем чаще эти мотивы могут изменяться. Но суть — в успешной социализации, которую прошел человек или не прошел. 

— Каковы основные принципы внешних и внутренних мотивов?

— Как я сказал ранее, представление об этом ясно дает пирамида потребностей Абрахама Маслоу. Все потребности (мотивы) делятся на две большие группы: утилитарные и надутилитарные, они же социальные. К первым относятся биологические потребности, свойственные нам как живым белковым телам, которые занимаются процессом обмена веществами и энергией с окружающей средой. Это базовые биологические инстинкты, лежащие в основе нашего существования: потребность в еде, в размножении, в безопасности, в отдыхе и т.д. Но так как человек, ещё раз повторюсь, — существо в гораздо большей степени социальное, чем биологическое, то далее происходит мотивация чисто социальная. Это достижение определенного места в социуме, потребность в уважении и признании, самореализация и так далее.

Стоит сказать, что мотивация — это не какой-то эпизодический феномен, который происходит в человеческой жизни, как, например, поход в ресторан или занятие спортом. Это та постоянная детерминанта, которая определяет ежесекундно поведение человека. Кстати, мы зачастую связываем слово «мотивация» с какими-то особенными достижениями, описываемыми в терминах успеха, признания и т.д. Но мотивация — это вообще начало, исток любой деятельности человека, которая всегда целенаправленна. Можно сказать, что в каждую секунду того или иного действия работает совокупность факторов как внешней среды, так и внутренней: на нее влияют наше самочувствие, настроение, какие-то мысли. То есть, мотивация, это не какой-то произвольный момент типа «я существую-существую, а дай-ка я займусь мотивацией, замотивирую себя на что-то». Нет! Это происходит всегда, ежесекундно. У величайшего советского психолога А.Ухтомского есть в этой связи исследование о доминанте – той доминирующей потребности, которая существует в мозгу на данный момент и подчиняет себе всё наше поведение. Другое интересное исследование — у психофизиолога П.Анохина, который говорил об акцепторе результата действия и о том, что сначала формируется некая нейронная картина желаемого результата, а потом осуществляется и контролируется само действие. 

Таким образом, мотивация сравнима с воздухом, она присутствует ежесекундно. Если бы не было мотивации, то человек не мог бы совершать никаких произвольных и непроизвольных действий, ведь даже та сфера, которая детерминируется безусловными рефлексами, требует определенного триггера, определенного мотива для того, чтобы эти безусловные программы начали реализовываться. А то, что очень часто подразумевается под мотивом и мотивацией, это скорее программа совершенствования самих достижений. Это всего лишь часть социального шаблона, который активизируется в те моменты, когда человек сравнивает своё местоположение здесь и сейчас с тем идеальным местоположением в обществе, где он хотел бы быть. Когда разрыв достаточно велик, он вдруг начинает искать дополнительные пути для сокращения разрыва между имеющимся и желаемым. И тогда вдруг возникает вот это понятие мотивации, будто она в другое время не присутствует и становится необходимой только тогда, когда человек хочет достичь «сверх» чего-то. Повторю, мотивация существует всегда. И когда человек начинает говорить о какой-то дополнительной мотивации и совершенствовании, это скорее симптом того, что произошла некая дезадаптация, рассогласование между внутренним и внешним миром. Тогда человек испытывает фрустрацию, неудовольствие от того, где он в данный момент находится, что он из себя представляет. Поэтому, в этом случае есть некая конверсия мотивации, и человек находится в той точке, когда ему необходима помощь специалиста для установления внутреннего баланса. 

 Значит ли, что поставить цель, замотивировать себя – это часть общего понятия «мотивация»?

— Да, безусловно. И причем, это очень необычная часть, потому что, если в сензитивном возрасте в человека закачивают готовую социальную программу, то затем он успешно или не очень её выполняет. Если в результате выполнения этой программы он вдруг оказывается перед ситуацией: не знает, куда ему идти, чего достигать и как функционировать, это показатель того, что программа дала сбой. 

— То есть, если люди говорят, что им надо себя правильно замотивировать, это означает что программа дала сбой?

— Это всего лишь закамуфлированная формулировка того, что «у меня есть проблемы, моя программа дала сбой, мне необходима коррекция». И это всегда повод обратиться к специалисту.

Автор: Анна Кова, Ольга Егорова
ТеГИ
мотивация, психология
Поделиться
Похожие новости