Новость общества

Что не так с мёдом, идущим на экспорт, и почему в этом году башкирский липовый более тёмного цвета

Что не так с мёдом, идущим на экспорт, и почему в этом году башкирский липовый более тёмного цвета

Фото © «Московская газета»

12.10.2022 в 13:48:00
3013

«Московская газета» выяснила, что не так с российским экспортом мёда и почему в этом году башкирский липовый мёд — более тёмного цвета, чем обычно

Вместе со всевозможной продукцией и производствами под санкции попал и российский мёд, сообщал в мае РБК Уфа. Как идут дела с продажами «жидкого золота» сейчас?

Прошедшее лето было неблагопроиятным по продажам мёда, они упали в два раза, сказал «Московской газете» директор АНО ЦЭ «Правильный мёд» (Красногорск) Алексей Фёдоров.

«Летом наблюдается сезонный спад продаж, но в этот раз они упали ещё ниже, людям было совсем не до мёда, — рассказал собеседник издания. — При этом обычно сезон продаж мёда начинается с сентября. Сейчас сбыт налаживается: с наступлением холодов учащаются простудные заболевания, мёд более необходим людям, за исключением тех «медоедов», которые потребляют его весь год. Процентов на 30% спрос на мёд сейчас восстановился».

По словам собеседника издания, наиболее массово россиянами потребляется сборный цветочный, полифлёрный мёд.

«Хорошим спросом пользуется также гречишный мёд, который повышает гемоглобин. Липовый мёд обладает общеукрепляющим эффектом. Акациевый — гиппоалергенен, его можно давать детям, на него тоже хороший спрос», — рассказал Алексей Фёдоров.

У АНО ЦЭ «Правильный мёд» много партнёров-пасечников в 15 регионах страны, сообщил эксперт: «Мы знаем, как эти люди относятся к пчелохозяйству, как лечат пчёл, с кем-то из них мы состоим в партнёрстве, кому-то помогаем, например, засевать поля каким-то интересным медоносом».

Башкирский мед — это раскрученный бренд ещё с советских времён, сейчас регион не отличается самым большим производством мёда, — говорит Алексей Фёдоров. —Сейчас на 90% мёд, который продаётся в Башкирии, закуплен в других регионах. А вот местный — очень хороший. Его не так много производится, чаще всего это мёд из липы и кипрея. В Самарской области с одного улья производится до 200 кг мёда, а в Башкирии — до 40-45 кг. Акациевый мёд, в основном, из южных регионов: Краснодарский край, Ростовская область. Липа — Дальний Восток: благодаря субтропическому климату там можно получать до 150 кг с улья. Липы есть и в других регионах — Чувашия, Башкирия, Мари-Эл, Удмуртия, Тульская область ,— мёд из них намного полезней, лечебный эффект выше, чем от дальневосточного. Гречишный мёд — Алтай, Курская и Орловская области. Каштановый — только в районе Сочи, на  небольшой территории в 40 километров».

Сезон прошлого года по медосбору был неудачным, текущего — чуть-чуть лучше, добавил директор «Правильного мёда»: «В среднем, производители, с которыми мы работаем, дают около 40 тонн мёда в месяц, где-то 500 тонн за год».

Важный момент в производстве мёда — здоровье пчёл, говорит предприниматель, у пчёл есть свои паразиты, особого рода клещи, от них есть лекарственные средства, но лучше применять профилактику.

«Последние лет 10 на нашем рынке лидируют китайские лекарства для пчёл. С поставками из КНР у нас сейчас больших сложностей нет. Но в плане лечения пчёл мы стараемся больше обходиться травами, профилактическими методами, чтобы не было антибиотиков, а в мёде — остаточных следов антибиотиков, такой мёд не годится на экспорт», — рассказал Алексей Фёдоров.

С экспортом мёда в России есть сложности, сообщил представитель отрасли: «Многолетние попытки экспортировать российский мёд в Европу были малоуспешными. Одна-две отгрузки, а потом начинаются проблемы, вплоть до ареста всего груза и штрафных санкций: находят следы антибиотиков. Бывали случаи, когда в бочках, в которых транспортируется мёд, резиновое кольцо-прокладка слегка «фонила» антибиотиками. Может «фонить» даже от тары. В Европе сертифицируется даже тара для мёда».

Из Китая приходит много предложений по экспорту мёда, но не слишком выгодных, отметил собеседник «Московской газеты».

«Китаю нужно просто сырьё и как можно дешевле, и со стопроцентной предоплатой, — заметил Алексей Фёдоров. —Переработанный, расфасованный, готовый к розничной продаже продукт они не особо хотят пускать на свой рынок. В России мёд очень хороший, такой разнообразной географии нет больше нигде. А В Китае потребляют искусственный мёд. Это когда пчёлам скармливают сироп, они его «переводят» и производят мёд».

За последние два года на российском рынке увеличилось количества фальсификата, когда сироп разбавляют мёдом, добавил предприниматель.

«Это мошенничество на уровне уголовного кодекса. Те ГОСТы, которые были разработаны в этом вопросе раньше, мошенники научились обходить, теперь идёт работа по выработке новых. Фальшивый мёд можно определить по изжоге, если она началась у вас после его употребления. Также настоящий мёд, кроме разве что каштана и акации, должен со временем кристаллизоваться, он не должен быть жидким всегда. Какой-то кристаллизуется за три недели, какой-то за два месяца», — пояснил директор «Правильного мёда».

В этом году в Башкирии был хороший урожай мёда, рассказал «Московской газете» пчеловод из Башкирии Александр Саргаев.

«Мы опасались, что лето будет холодным, но в итоге условия сложились благополучно: влаги в лесах было накоплено достаточно, потом пошло тепло. Когда температура зашла за 30 градусов, мы опасались, что жара сожжёт липу, но этого не произошло. Кстати, в этом году в башкирском мёде трудно встретить липу без примеси каких-то трав. Травы цвели, и часть пыльцы попадала в липовый мёд. Но, в целом по составу вышел именно липовый мёд, хоть и тёмненький, пригашенный травой», — сообщил пчеловод.

Производство и реализация мёда связаны с разъездами, говорит Александр Саргаев: «Недавно мы продавали мёд на ярмарке «АгроРусь» в Санкт-Петербурге. Потом поедем на Урал, два месяца будем заниматься делами, убирать пчёл в зимовники. В конце декабря будем продавать мёд в Санкт-Петербурге. А в конце марта полетим на Урал открывать сезон».

Себестоимость производства мёда в последнее время поднялась, отметил предприниматель.

«В прошлые года в Башкирии высевали рапс.  Рапс обрабатывают ядохимикатами из Европы, которые в самом Евросоюзе запрещены. Многие фермеры их использовали. В итоге мы были вынуждены сократить число пчелосемей, сжигать соты. Также в этом году многие пчеловоды жаловались на болезни пчёл из-за клещей. Раньше мы покупали китайские средства, сейчас перешли на щавелевую кислоту. Приходится тратить деньги на медикаменты — а они подорожали. Выросли в цене и ульи. Мы их закупаем в России. Пробовали пенополиуретановые, но не пошло, берём отечественные, деревянные. Плюс, техника. В нашем предприятии используется «ЗИЛ»- 6-тонник, купленный в 2008 году. А у многих пчеловодов — импортные машины, которым нужны импортные запчасти. Сейчас, правда, пошёл поток б/у импортных автомобилей с Дальнего Востока», — сказал пчеловод.

По словам собеседника издания, в этом году цены среди производителей мёда в Башкирии были невысокими из-за большого урожая: «От 1200 до 1400 рублей за трёхлитровую банку травяного мёда и от 1700 до 2000 рублей за банку липового мёда».

Частные производители продают мёд за счёт постоянных покупателей, которые давно знают об их продукции, без них продажи плохи, сказал специалист.

«Раньше люди легче расставались с деньгами. В последние годы продажи мёда снижаются, его лекарственная функция отходит на второй план: люди переключаются на лекарства, а медикаменты выросли в цене. Сегодня мёд становится не основным продуктом, люди предпочтут купить хорошего мяса по выгодной цене, чем мёда для оздоровительных целей», — заключил Александр Саргаев.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
мёд, экспорт, продукция
Поделиться
Похожие новости