Новость общества

Стали действовать жестче. Не признавшей вину юристу из администрации Тамбовской области предъявили обвинение на больничной койке

Стали действовать жестче. Не признавшей вину юристу из администрации Тамбовской области предъявили обвинение на больничной койке

Фото © «Московская газета»

07.10.2022 в 20:41:00
13089

Юристу из Тамбова Ольге Захлебиной предъявили обвинение в халатности – за два дня дважды: первый раз 3 октября в палате городской больницы, где женщина лежала после тяжелой хирургической операции. А потом, на следующий день, в кабинете следователя, куда она с трудом добралась. Дождаться пока подозреваемая поправится у следователя времени не было – дело расследуется почти два года и через месяц истечет срок давности привлечения к ответственности

Когда чиновники плохо исполнили свои обязанности

История о том, как обычный юрист из Тамбова оказалась сначала подозреваемой, а теперь обвиняемой по уголовному делу в халатности при приобретении квартир для детей сирот «Московская газета» писала недавно. Три года назад более 200 млн рублей на квартиры льготников не были освоены, после проверки Следственный комитет РФ по Тамбовской области возбудил уголовное дело. Тогда следователи сделали вполне логичные выводы. Это свидетельствует о том, что ответственными должностными лицами администрации региона ненадлежащим образом исполняются свои обязанности, говорится на сайте СУ СКР по Тамбовской области.

Глава региона поручил провести проверки в отношении руководителей органов власти, отвечающих за эту работу. В заключениях было сказано, что все чиновники приняли исчерпывающие меры, но в силу ряда обстоятельств (недостаточное финансирование, отсутствие жилья на рынке недвижимости, несовершенство регионального законодательства) квартир приобретено не как запланировали, а меньше.

Такой ответ следователя СК РФ по Тамбовской области вполне удовлетворил – причины действительно объективные. И уголовное дело производством прекратили.

В центральном аппарате активно возбуждались уголовные дела в отношении чиновников, тем более если они касались социально незащищенных категорий граждан, ставились на личный контроль председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина. Поэтому очевидно, что уголовное дело тамбовских сирот вернули в Тамбов и приказали возобновить производство.

А следователь, прекращая уголовное дело, тем самым дал понять чиновникам, что они не в чем не виноваты. Но дело вернули, пришлось возобновить и искать, кому предъявить обвинение. Нашли — начальника юридического отдела Управления градостроительства и архитектуры Тамбовской области Ольгу Захлебину. Человека, никак не влияющего на нормотворческую деятельность регионального правительства и не наделенного правом принимать управленческие и организационные решения при приобретении жилья детям-сиротам.

12 повесток на каждый день

Ольгу Захлебину стали приглашать в Следственный комитет. Сначала ее уговаривали взять вину на себя, впоследствии обещая прекратить уголовное дело за истечением срока давности. Когда поняли, что женщина не согласится – стали действовать жестче. После очередного следственного действия у Ольги случился нервный срыв, и она попала в больницу. Потом ей понадобилось хирургическое вмешательство.

Сроки расследования уголовного дела у следователя сильно поджимали и 23 сентября он вынес постановление о привлечении Ольги Захлебеной в качестве обвиняемой. По закону у него было всего 3 дня, чтобы предъявить женщине обвинение. Следователь стал ходить в медицинское учреждение, где лежала женщина. Предъявить обвинение прямо в палате не разрешали врачи, и он приносил сюда повестки. Сразу по несколько штук — на каждый день. И передавал через главного врача.

3 октября следователь в очередной раз пришел в больницу и все-таки предъявил ей обвинение.

«Мне в это время снимали операционные швы, — рассказывает Ольга Зецепина «Московской газете». — После чего медики рекомендовали мне во избежание осложнений постельный режим на несколько часов. Однако следователь Симонов очень торопился и вынудил медиков пригласить меня на следственные действия немедленно, представил мне государственного адвоката и незамедлительно начал следственные мероприятия. Я пыталась возразить, ссылаясь на то, что мне нужен свой адвокат, а не государственный, и мне необходимо связаться с ним. Но следователь запретил всем присутствующим на следственном действии, в том числе нескольким медикам, под присмотром которых все проходило, давать мне телефон, сказав при этом, что он «здесь закон» и он решает, что кому нужно делать. На следующий день, когда я связалась со своим адвокатом, оказалось, что следователь вызывает нас для повторного предъявления обвинения, так как действия в больнице были незаконны».

Свою вину Ольга Захлебина не признает, хотя бы потому что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой все те же факты неисполнения «полномочий руководителя управления и руководителя контрактной службы». Она не руководила управлением и не руководила контрактной службой. Две эти должности занимали совершенно другие люди, у них есть конкретные фамилии и как раз в отношении них ранее проводились служебные проверки по указанию Следственного комитета РФ, но по уголовному делу чиновники высшего звена проходят только свидетелями.

Бороться с преступностью можно по-разному

Вопросов в этом уголовном деле много и основной – кто виноват?

По закону обвинение должно предъявляться в течении трёх дней со дня вынесения постановления об этом. Постановление вынесено следователем 23 сентября, а обвинение предъявлено спустя 10 дней. Ольга Захлебина лежала в это время больнице. Но здесь следователь должен был снова обратиться к уголовно-процессуальному законодательству. В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ предварительное расследование может быть приостановлено в случае временного тяжелого заболевания подозреваемого или обвиняемого, удостоверенного медицинским заключением, которое препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях.

«Тяжесть заболевания в данном случае измеряется несколько другими критериями, чем мы привыкли думать, — прокомментировала ситуацию юрист Инесса Кузнецова. — Это может быть тахикардия, гипертонический криз, аппендицит, даже обычный грипп в острой фазе, все, что препятствует участию подозреваемого в следственных действиях. При том, что затяжная онкология, например, не будет являться тяжким заболеванием в уголовно-процессуальном смысле, потому что не препятствует участию больного в уголовном судопроизводстве. Еще одно обязательное условие – заболевание должно носить временный характер. И тогда после медицинского заключения следователь обязан приостановить предварительное следствие. Что касается формы заключения, то как такового образца нет – достаточно обычного эпикриза лечащего врача, где будет отражен диагноз и указано о невозможности учувствовать в процессуальных действиях. На практике следователи всегда приостанавливают производство по уголовному делу, даже если у подозреваемого не только тяжелое заболевание, но и любое, исключающее возможность лично явиться в органы предварительного расследования. Это делается из гуманных побуждений – следователи просто не должны поступать иначе, если подозреваемый находится в стационаре».

В ближайшее время Ольге Захлебиной и ее адвокату предстоит ознакомиться с 70 томами уголовного дела. Сколько на это потребуется времени – вопрос. Закон не ограничивает обвиняемых в сроках ознакомления. Но если следователь посчитает, что время затянулось, в судебном порядке определит дату окончания. Так или иначе, в ноябре 2022 года истекает двухлетний срок исковой давности, и если раньше расследовать уголовные дела можно было фактически бессрочно, то несколько месяцев назад Конституционный суд РФ выступил против этого. Потому что в такой ситуации любой обвиняемый, как в случае с Ольгой Захлебиной, не считающий себя виновным, вынужден выбирать между неограниченным по времени продолжением уголовного преследования либо прекращением дела по нереабилитирующему основанию.

ТеГИ
тамбов, юрист, ск рф, вина
Поделиться
Похожие новости