Новость общества

Онлайн против офлайна: рынок ритейла в России трансформируется

Онлайн против офлайна: рынок ритейла в России трансформируется

Фото © «Московская газета»

12.02.2023 в 17:50:00
3244

Растущая в России популярность маркетплейсов может привести к тому, что государство начнёт жёстче регулировать это направление e-com отрасли. Такое развитие событий не исключают эксперты, опрошенные «Московской газетой»: предприниматель, владелец нескольких магазинов на Wildberries и OZON Николай Смерницкий и ведущий эксперт центра социальных исследований и технологий Российского государственного социального университета (РГСУ) Яков Якубович

«Планируем вырасти ещё»

Осенью 2022 года «Коммерсант» публиковал данные руководителя отдела продаж маркетплейса «СберМегаМаркет» Антона Сиземина. Тогда эксперт заявил, что маркетплейсы заняли почти половину (44% в денежном выражении) российского рынка электронной торговли. Предприниматель Николай Смерницкий в беседе с корреспондентом «Московской газеты» подтвердил, что тренд на популярность электронных торговых площадок сохраняется и сегодня.

«У меня в планах на 2023 год вырасти ещё, — отметил Смерницкий, бизнес которого, по его словам, в 2022 показал отличные результаты. — Причём, вырасти не на 15-20%, а кратно, в несколько раз. Тем более, что возможности для этого есть».

Сегодня Смерницкий владеет группой компаний, которая специализируется на интернет-торговле отделочными материалами по всей России. Оборот его магазинов на Wildberries и OZON составляет 14 млн рублей в месяц. Кроме этого, предпринимателя есть собственные интернет-площадки, на которых он продаёт эти товары. Однако, как выражается сам Смерницкий, его фокус сосредоточен сейчас на том, чтобы развивать свои представительства на маркетплейсах. По его мнению, такая благоприятная для электронных торговых площадок ситуация сохранится ещё на протяжении как минимум пяти лет. После этого, вероятно, население «насытиться маркетплейсами».

«Увеличивать рентабельность бизнеса помогает простота модели продаж, которая используется на маркетплейсах, — объясняет предприниматель. — Открывая магазин в офлайне, нужно сделать массу вещей: набрать персонал, арендовать помещение, торговое оборудование и так далее. А для запуска магазина на маркетплейсе ничего этого не требуется. Всё намного проще».

При этом собеседник «Московской газеты» обращается внимание на то, что сотрудничество селлеров (продавцов) и маркетплейсов только на первый взгляд кажется лёгким и безоблачным. Он дал понять, что у Wildberries, OZON и других игроков этого рынка существуют собственные стандарты и правила, которые селлеру требуется строго соблюдать.

«Получается не у всех, поэтому некоторые предприниматели слишком эмоционально реагируют на штрафы, которые им выписывают администрации электронных торговых площадок», — говорит Смерницкий.

«Резким толчком стала пандемия»

Ведущий эксперт центра социальных исследований и технологий РГСУ Яков Якубович не удивлён, что бурный рост маркетплейсов в России привёл к тому, что бизнес стал меньше уделять внимания торговым площадкам в офлайне и отказываться от развития собственных онлайн-магазинов.

«Неожиданные изменения конъюнктуры в ритейле происходили всегда, — говорит Якубович. — Особенно резким толчком стала пандемия. Появились сервисы доставки из дарксторов (Яндекс.Лавка, Самокат, СберМаркет и др.). Это вынудило классический ритейл уходить в даркстор-формат. Они стали активно развивать собственную доставку товаров, то и дело привлекая клиентов разными новыми «фишками» своих программ лояльности. Есть сектора (например, бытовая техника, некоторые марки одежды), в которых оффлайн магазины, по сути, стали шоурумами. Покупка же происходит онлайн после «примерки», поскольку на маркетплейсах действует более гибкая система скидок и бонусов».

Якубович приводит данные компании «Медиаскоп». Судя по ним, объём потребительской активности в электронной коммерции продолжает расти.

«К примеру, охват e-com в сегменте 55+ вырос с октября 2021 года по октябрь 2022 года с 12% до 19%. А в сегменте 45 - 54 года — с 31% до 40% (то есть на треть). Активнее всего ищут одежду, гаджеты и товары для дома (18%, 16% и 13% от всех поисковых запросов соответственно), что составляет почти половину всех поисковых запросов. Такими темпами ритейл через некоторое время, вполне вероятно, перейдет в электронный формат, с сохранением мини-точек шаговой доступности, шоурумов, а также офлайн-магазинов мелкооптового формата, в основном в сегменте дискаунтеров («Чижик», «Светофор», «Победа» и т.п.), которые будут использоваться и как даркстор, и как классические супермаркеты. В любом случае, отрасль должна отрегулировать себя сама в зависимости от запроса потребителя. Единственная роль государства в этом — осуществить функцию антимонопольного регулирования и сдержать рост потребительских цен. И в этом смысле правила игры на рынке электронной коммерции должны быть аналогичны офлайн-торговле», — считает ведущий эксперт центра социальных исследований и технологий РГСУ.

«Это неизбежно случится»

По мнению Николая Смерницкого, государство только сейчас начинает регулировать деятельность маркетплейсов.

«Знаю, что в последнее время в адрес Федеральной антимонопольной службы (ФАС) поступали жалобы от предпринимателей, сотрудничающих с маркетплейсами, — рассказывает предприниматель. — Они недовольны тем, что их необоснованно штрафуют и заставляют принимать участие в акциях. После этого ФАС и Торгово-промышленная палата РФ начали вмешиваться и как-то регулировать эти вопросы. Но, если говорить откровенно, то пока государство особо не вмешивается в работу электронных торговых площадок».

С такой точкой зрения согласен и Яков Якубович. Он говорит, что маркетплейсы сегодня — это тот редкий случай, где государство не спешит с особым регулированием. «Оно (регулирование) должно появляться в тот момент, когда возникают какие-то проблемы, требующие решения. В настоящее время гражданско-правовых отношений между продавцами, покупателями и маркетплейсами хватает, чтобы решать вопросы и распределить ответственность за качественное оказание услуг по размещению товара», — пояснил Якубович.

По словам Николая Смерницкого, государство не поспевает за трендами и «такое часто бывает», но это вовсе не означает, что в будущем власти не займутся регулированием деятельности маркетплейсов.

«Это неизбежно случится. В отрасли задействовано много людей, которые, по своей сути, не являются предпринимателями. Я провожу занятия (Смерницкий обучает работе на Wildberries и OZON, — прим. авт.), вижу, что среди моих слушателей много молодых женщин. Кто-то из них работает, другие находятся в декрете. Часто они открывают магазины на маркетплейсе, думая, что это легкий способ заработать деньги. Но позже сталкиваются со стандартами электронных торговых площадок, со штрафами, которые бывают весьма существенными. На эту тему в соцсетях много сообщений, порой вокруг таких историй поднимается шумиха. Отсюда и возникают жалобы в ФАС и ТПП. Видимо, критическая масса таких обращений в какой-то момент накапливается до предела, ответственные ведомства начинают на них реагировать, и кто-то получает «по шапке», — сказал предприниматель.

Смерницкий не исключает, что в 2023 году государство начнёт постепенно усиливать регулирование деятельности маркетплейсов.

«Маркетплейсы «захватили» всю страну. Тем не менее, я не думаю, что их ждёт тотальная регуляция со стороны государства или жёсткое «закручивание гаек». Но тренд будет двигаться в сторону того, что власть начнёт вмешиваться в коммерческую политику маркетплейсов, регулировать размеры штрафов, условия участия продавцов в акциях», — полагает бизнесмен.

Яков Якубович считает, что государство может вмешиваться в трёх случаях: «Первый (наиболее частый), когда у нового вида бизнеса появляется сверхприбыль или просто прибыль. Например, легализация самозанятых. Второй — лоббирование интересов какой-либо отрасли: пример — отмена или льготы по НДС, которые могут быть интересны только тем, кто не сидит на УСН (упрощённая система налогообложения). А значит, это средний и крупный бизнес. Третий — когда есть значимый общественный запрос. Например, запрет продажи энергетиков несовершеннолетним, ограничения на продажу вейпов или нечто похожее. Есть и другие поводы, но они далеки от социально-экономических предпосылок. Поэтому для того, чтобы государство вмешалось в деятельность маркетплейсов, нужно, чтобы выполнилось какое-то из этих условий».

Автор: Виталий Папилкин
ТеГИ
ритейл, маркетплейсы, онлай, офлайн
Поделиться
Похожие новости